Каталония: ультиматум, что дальше?