Оркестр Баренбойма: народы, объединенные музыкой

Оркестр Баренбойма: народы, объединенные музыкой
 Euronews

<p>Это уникальный оркестр под руководством легендарного аргентино-израильского дирижера Даниэля Баренбойма.</p> <p>На репетиции:<br /> <img src="https://static.euronews.com/articles/34/15/341519/606x455_bonus-salzburg-bb1-musica-170816.jpg" alt="" /></p> <p>Западно-Восточный Диван-оркестр ошеломляет Зальцбургский фестиваль.</p> <p>Оркестр, объединяющий граждан различных арабских стран и израильтян, дабы преодолеть предрассудки и наладить диалог, основали маэстро Баренбойм и покойный палестинский ученый Эдвард Саид.</p> <p>“За эти годы мы получили огромное признание от наших слушателей, и, я думаю, это большая ответственность. Я принял решение взять этот оркестр под свое руководство,” – говорит Баренбойм.</p> <p>Маэстро Баренбойм: <br /> <img src="https://static.euronews.com/articles/34/15/341519/606x455_bonus-salzburg-bb3b-musica-170816.jpg" alt="" /></p> <p>“Мне лестно слышать, как люди говорят, что это оркестр, приносящий мир. Но оркестр не может принести примирение. Чего может добиться оркестр, так это показать, что все музыканты равны,” – замечает Баренбойм.</p> <p>“Никто не спрашивает в оркестре: “А какой у тебя паспорт?”.</p> <p>“Маэстро Баренбойм постоянно говорит о том, что мы должны думать синхронно во время игры, испытывать одни и те же эмоции. И ты понимаешь, что именно это важно – связь между людьми. А потом порой ты вспоминаешь: надо же, наши страны находятся в состоянии конфликта,” – говорит скрипачка Пэрри Тал.</p> <p>“Что-то волшебное, что-то немного мистическое происходит на сцене, когда мы играем все вместе,” – замечает скрипачка Тайм Хлифи.</p> <p>Тайм из палестинского города Рамалла и Пэрри из Тель-Авива выступают вместе уже более шести лет.</p> <p>На репетиции: <br /> <img src="https://static.euronews.com/articles/34/15/341519/606x606_bonus-salzburg-bb2-musica-170816.jpg" alt="" /></p> <p>В репертуаре этого летнего турне – грандиозные оркестровые произведения Рихарда Вагнера, такие, как увертюра к “Тангейзеру”. </p> <p>“Есть некая звучность, которая появляется, когда оркестр играет, этого не происходит с другой музыкой. Это какая-то волна тепла,” – говорит Тайм Хлифи.</p> <p>“Нам даже физически приятно играть”.</p> <p>Хотя скандально известный немецкий композитор остается табу в Израиле, Баренбойм всегда отстаивал право играть его музыку.</p> <p>“Впервые мы играли Вагнера в 2005 году, и это было сделано по просьбе израильских музыкантов, играющих на медных духовых инструментах, потому что Вагнер написал очень важную музыку для медных духовых. Мы собрали оркестр, чтобы обсудить это решение, и абсолютно все хотели играть Вагнера,” – рассказывает Баренбойм.</p> <p>На концерте: <blockquote class="twitter-tweet" data-lang="de"><p lang="en" dir="ltr">Impressions from yesterday evening's performance of the West-Eastern Divan Orchestra. [©SF/Marco Borrelli] <a href="https://t.co/YYI8VRNibh">pic.twitter.com/YYI8VRNibh</a></p>— Salzburg Festival (@SbgFestival) <a href="https://twitter.com/SbgFestival/status/764094272660353024">12. August 2016</a></blockquote> <script async src="//platform.twitter.com/widgets.js" charset="utf-8"></script></p> <p>“Играть Вагнера с маэстро Баренбоймом – это, возможно, высшая точка в музыкальном опыте. Он пробуждает все возможные трактовки произведений этого композитора,” – делится Пэрри Тал.</p> <p>“Я думаю, что наш оркестр стал легендой. Когда думаешь, что он состоит из ливанских, сирийских, иорданских, египетских, палестинских, израильских музыкантов и что мы до сих пор не можем играть ни в одной из этих стран, то становится грустно. Однажды это, безусловно, будет возможно. доживу ли я, я не знаю. Очень надеюсь на это,” – говорит Баренбойм.</p>