Срочная новость

Срочная новость

Французские евреи не хотят уезжать

Сейчас воспроизводится:

Французские евреи не хотят уезжать

Французские евреи не хотят уезжать
Размер текста Aa Aa

Синагога на небольшой улице в парижском пригороде Бонди находится под постоянной охраной. Euronews едет на встречу с ее президентом. Воскресенье, раннее утро: в этот час в синагоге - не более 15 человек. Нашего собеседника это не удивляет, даже в субботу, "Шабат", в последнее время здесь появляется максимум 30-40 верующих. Арманд Азулай делает все возможное, чтобы активизировать прихожан, сделать синагогу центром жизни местной еврейской общины.

Арманд Азула, президент синагоги: "Мы очень многое сделали для развития синагоги. И ремонт вот закончили, и мероприятия разные проводим - хотим, чтобы люди приходили".

Раввин синагоги убежден: главное условие притока верующих - безопасность.

Илан Азагури, раввин: "Смотрите, у нас тут стальные двери, пуленепробиваемые окна, стены укреплены. Камеры повсюду. Зачем это все? Да потому, что на евреев нападают. Есть люди, которые не терпят иудаизм, я не буду углубляться в детали. Чего они добиваются? Запугать нас? Заставить уйти, уехать отсюда? Мы надеемся, что нам удастся остаться - в квартале, городе, во Франции... Наша синагога совершенно новая. Зачем мы все это делаем, чтобы уехать? Нет, чтобы остаться".

Здесь, в Бонди 15 лет назад проживали 500 еврейских семей, сегодня их - менее 200. Причин такого оттока несколько. В последние годы доминируют одна - страх.

Норберт Аллуш, верующий: "Мы приходим утром и не знаем, о чем будут говорить в новостях. Сейчас они очень активно муссируют палестинский вопрос во Франции. Это неверно. Мы же не в Израиле живем. По крайней мере, пока".

Рафаэль Коэн, верующий: "Я вынужден маскироваться на пути в синагогу. Я не хочу идти по улице в кипе, так, чтобы все видели. Я надеваю сверху кепку. Потому что мне приходится идти через кварталы, где живут люди, враждебно настроенные по отношению к евреям".

Враждебность и на словах, и на деле: сыновья президента синагоги стали жертвами нападения в прошлом году. Старший, Натаниэль, говорит, что обязан спасению навыкам контактного боя. Речь идет о технике "крав-мага", популярной среди еврейской молодежи. Натаниэль занимается этим боевым искусством, разработанным специально для израильской армии, с раннего детства.

... Однажды он возвращался в машине с младшим братом. Оба были в кипах. Их машину блокировала другая, сидящий в ней человек начал с оскорблений, затем вытащил пилу. Натаниэлю удалось отбиться, он был ранен, его брат тоже.

Натаниэль, жертва нападения: "Если бы не навыки контактного боя, мне не удалось бы обезвредить агрессора, я не смог бы помочь брату. Я думаю, знание приемов спасло нам жизнь".

Сегодня старший брат тренирует младшего, опасаясь, что однажды подросток может вновь оказаться в подобной ситуации. Сам Натаниэль больше не ходит по улице в кипе за исключением кварталов, где проживают преимущественно евреи. Как, например, в 19 округе Парижа. Семья открыла здесь туристическое агентство. Жизнь медленно налаживается, однако о пережитом не забывают.

Натаниэль, жертва нападения: "После того, что с нами случилось, мы стали заговаривать об отъезде. Отец сказал: "Нет, мы останемся. Нельзя допустить, чтобы кто-то нас выгонял".

Арманд Азула, президент синагоги: "Мой отец приехал во Францию из Марокко после того, как там при погроме погибли 47 евреев. Это случилось вскоре после провозглашения независимости Израиля. Моя мать - родом из России, ее отец сидел. Последнее время мы много говорим о том, стоит ли уезжать. Пока я считаю, что нет. Но нам нужна помощь. Если Франция хочет сохранить еврейскую диаспору, власти должны взяться за дело прямо сейчас. Не медлить больше".

Антисемитские выходки не все воспринимают со стоическим спокойствием, многие пострадавшие решаются на отъезд. Или для начала на переезд - в более безопасный квартал, район или город. Так сделала Натали. Она переехала из дома в парижском пригороде, где 10 лет жила с мужем и тремя детьми. Почему?

Натали, жертва нападения: "Прошел почти год, как мы переехали. А сделали мы это после нападения на наш дом. Они вынесли все, что смогли, изуродовали мотоцикл моего младшего сына, украли мопед старшего.А мы в это время спали. Через месяц здесь, на парковке, в 10 метрах от входа в дом, они нацарапали на двери машины "Грязная еврейка!". Огромными буквами".

Натали тем не менее села в тот день за руль, но далеко не уехала: выяснилось, что ей прокололи шины.

Натали, жертва нападения: "Знаете, переехать нам тогда посоветовали полицейские. Так и сказали: "Уезжайте отсюда!". Так в 2017 году мы бежали от нападок антисемитов".

Несколько месяцев семья жила у родителей Натали, потом сняла квартиру в пригороде, который считается безопасным.

Натали, жертва нападения: "Мы пытаемся жить нормальной жизнью, приводим квартиру, мысли в порядке. Это каждодневный труд".

Натали говорит, что пока чувствует себя в безопасности, но кто знает, что будет завтра?

Натали, жертва нападения : "Да, мы исповедуем иудаизм, но прежде всего мы - французы. Когда мне впервые сказали: "Хотите, мы поможем вам эмигрировать в Израиль, я отказалась". Для меня это означает побег. Бросить дом, бросить абсолютно все. Я 20 лет работаю на одном предприятии, мои дети занимаются спортом, вступают во взрослую жизнь. А в Израиле у нас нет ни работы, ни языка, ничего. Как можно вот так сорваться и уехать? С другой стороны, вы постоянно натыкаетесь на то, что вас пугает - статьи в прессе, какие-то разговоры. И вот я уже начинают думать, а может все же уехать? Не исключаю, что однажды мы можем решиться".