Срочная новость

Срочная новость

Реформаторы Меркель и Макрон. Трамп и Мэй - родня по оружию

Сейчас воспроизводится:

Реформаторы Меркель и Макрон. Трамп и Мэй - родня по оружию

Реформаторы Меркель и Макрон. Трамп и Мэй - родня по оружию
Размер текста Aa Aa

Обзор «О положении Союза” ведёт Штефан Гробе:

«Французский президент Эммануэль Макрон посетил в Берлине немецкого канцлера Ангелу Меркель. Они побывали на «Гумбольдтском форуме». Это крупномасштабный музейный проект на стадии осуществления.
Встреча на строительной площадке была довольно символичной, так как оба лидера обсуждали реформу еврозоны, которая тоже находится в разработке. Меркель призвала к духу компромисса – это вежливый способ сказать, что даже Франция и Германия согласны не во всём.
На долю Франции и Германии приходится 50 проц производства еврозоны, поэтому кому как не им быть главными реформаторами?
Без франко-германского двигателя мало что двигалось бы в Европе. Сейчас у этого общего мотора французский конструктор и немецкий механик – звучит обнадеживающе, но такое сравнение хромает.
Амбициозное видение Макрона возбуждает большую часть либеральной Европы, но Меркель более осторожна.
И если в Германии закончилась эпоха трудовых конфликтов в общественном секторе после марафонских переговоров, то Францию продолжают терзать забастовки.
Французские протесты в связи с крупной перетряской государственной железнодорожной компании SNCF стали соревнованием на выносливость между закалённными в стачках профсоюзами и Макроном, который заявил, что его не запугать.
Напрашивается вопрос, сможет ли Макрон нести факел самого вдохновляющего реформатора Европы, будучи не состоянии провести относительно небольшие изменения в своей стране?
Тем не менее, Макрон остается ярым поборником либеральной Европы, и его выступление на этой неделе перед Европейским парламентом стало объявлением войны национализму, ксенофобии и нетерпимости.
В зале сидел Найджел Фараж, британский националист и ведущий сторонник «брексита». Он сказал после речи, что Макрон может стать «последним шансом» Европейского союза.
Кажется, в словах Фараж звучал страх – а может быть, просто сарказм.
Перед своим выступлением в Европарламенте Макрон заставил о себе говорить участием Франции в западной мини-коалиции, которая неделю назад начала ракетные удары по Сирии.
Его единственные братья по оружию – или, я должен сказать, брат и сестра – это президент США Дональд Трамп и премьер-министр Великобритании Тереза Мэй.
Внутренние политические противники критиковали Макрона за то, что он назвал химические атаки “красной чертой», несмотря на неудачный опыт Барака Обамы, который поставил себя в трудное положение аналогичным ультиматумом в 2012 году.
С начала своего президентства Макрон мучительно пытается сформулировать французскую политику в отношении Сирии. Он критиковал “неоконсервативный интервенционизм” своих предшественников, особенно, когда это мало сказывалось на реальной ситуции. Как и воздушные авиаудары, о которых он распорядился.
Правильную позицию по Сирии пытается занять и Евросоюз.
На встрече в Люксембурге шеф внешней политики ЕС Федерика Могерини попыталась учесть пожелания готовых к военному вмешательству Франции и Великобритании, и таких стран, как Италия, которые предупреждают о ловушках в сирийском конфликте.

Правительство Китая считает, что Карл Маркс преподнёс миру вечный и нескончаемый дар: коммунизм. Наверное, в Европе не все согласны.
Есть и неидеологическая концепция повторного дарения: вы берёте презент, который вам не нравится или не нужен, и отдаёте его кому-то другому.
Но что, если подарок – это 5-метровая статуя Карла Маркса?
Такой вопрос стоит перед немецким городом Трир, где 200 лет назад родился Маркс, его самый известный сын. Городской совет решил сохранить бронзовую скульптуру из Китая.
Общественное мнение раскололось. Но минуточку! В Трире есть оживленный перекресток, и на бесполезной статуе можно установить светофор.
Процитирую Маркса: “результатом производства слишком многих полезных вещей является слишком большое количество бесполезных людей”.”