Срочная новость

Срочная новость

Джихадизм в Бельгии спустя два года после терактов

Сейчас воспроизводится:

Джихадизм в Бельгии спустя два года после терактов

Размер текста Aa Aa

Саудовской Аравия вернула белгийским мусульманам Большую мечеть Брюсселя. «Собор находился под влиянием салафитов, и в нём проповедовали джихадизм", - к такому заключению пришло проведенное после терактов двухгодичной давности парламентское расследование. Одним из его руководителей был бывший бельгийский сенатор Жорж Дальмань:

«Несколько молодых людей, посещавших эту мечеть, прошли в ней идеологическую обработку и выехали за границу, чтобы воевать на стороне «Исламского государства» в Сирии, - говорит он. - Надо помнить, что другая салафистская мечеть Брюсселя находилась в районе Моленбеек. Обе этим мечети были в контакте с террористами, совершившими нападения здесь, на бельгийской земле».

Правоверные предлагают перевести с арабского другим посетителям проповеди местного имама, чтобы убедиться в отсутствие в них крамолы. Директор Большой мечети утверждает, что никаких доказательств влияния на неё саудовских ваххабитов:

«В наших стенах не звучат радикальные или салафитские идеи, - говорит Тамер Абу-Эль-Саод . - Все проповеди тщательно готовятся в течение недели. Созданные у нас общественные комиссии будут их заранее изучать, обсуждать и проверять на соответствие заданной теме. Только после этого будет написана окончательная версия проповеди, которая и будет использоваться в пятничной молитве".

Теперь саудавских имамов заменит в основном местное духовенство. Саудовская Аравия сама прекращает поддержку заграничных мечетей и религиозных школ, которые обвиняются в распространении радикализма.

Корреспондент Евроньюс Аисса Буканум встретился с профессором криминологии Льежского университетв Михаэлем Дантинном, который был экспертом в парламентской комиссии по расследованию нападений в Брюсселе.

Евроньюс: Бельгию потрясла 22 марта 2016 года серия смертоносных взрывов. Правительство ответило рядом мер, но не прибегло к закону о чрезвычайном положении, почему?

Михаэль Дантинн: Прежде всего потому, что мы не должны бороться с антидемократической террористической деятельностью законами, которые ограничивают свободу и демократию. Так что это была принципиальная и правильная реакция.

Евроньюс: Бельгийское правительство объявило в прошлую пятницу, что берёт под свой контроль Большую мечеть Брюсселя. Это начало исламизации в Бельгии?

Михаэль Дантинн: Я думаю, что задача ставится в первую очередь символичная. Парламентская комиссия установила, что в мечети закрепился опасный салафо-вахабитский ислам. В ней скрытно готовились заговоры. Такое недопустимо в мечети, принадлежащей бельгийскому государству. Там можно исповедовать другие формы ислама, которых у нас в Бельгии много. Их создали и практикуют бельгийские мусульманские общины с согласия бельгийского общества в целом и, особенно, в соответствии с бельгийскими законами. Радикализм - это концепция религии, гласящая, что в случае конфликта между божьим законом и законом людей, главенствовать должен закон бога. А ислам в Бельгии ставит ислам человека перед законом божьим.

Евроньюс: Радикализация в тюрьмах, мечетях и социальных сетях многими объясняется соблазнительностью джихадистской идеологии. А кто обычно осуществляет радикализацию, кто вербует?

Михаэль Дантинн: Здесь действует несколько элементов. Вербовщик никого не соблазняет. Но находятся люди, восприимчивые к его речам, уязвимые перед его идеями. На коллективном уровне таким вербовщиком стало так называемое «Исламское государство». Эта группировка обрела сложые организационные формы и нашла эффективные способы общения с массами. Послания до этих масс доносят харизматичные личности, вызываюшщие желание им подражать. Это не обязательно большие фигуры, каким был Усама бин Ладен в “Аль-Каиде” . Вожаком может оказаться кто-то, живующий за углом, кого уважают. Так что комбинация всего этого: убедительных посланий, благоприятной исходной ситуации и харизматического лидера - позволяют таким идеям проходить.

Евроньюс: Наше общество обеспокоено феноменом возвращения боевиков из конфликтных зон. Можно ли верить раскаявшемуся джихадисту?

Михаэль Дантинн: Это уместный вопрос. Во Франции проведено исследование, показавшее, что молодые французы люди верят словам признания и раскаяния гораздо больше, чем словам французского государства. Очень важно обнаружить у таких людей двойной дискурс. Такие люди редко бывают на 100 проц искренними и представлящими нулевой риск. Мы должны предположить, что обязательно будут люди, вынашивающие тайные замыслы. Есть люди, которые под видом участия в предотвращении радикализма, используют это для радикализации. Мы должны быть очень бдительны. Ситуация динамична. В любом случае мы должны соблюдать величайшую осторожность в таких случаях.