Срочная новость

Срочная новость

Борьба против туберкулеза

Сейчас воспроизводится:

Борьба против туберкулеза

Размер текста Aa Aa

Программа Futuris ищет более быстрые и эффективные методы лечения болезни, которой ежегодно заражаются более 10 млн человек, на севере Танзании.

Как найти более быстрые и эффективные методы лечения туберкулеза, болезни, которой ежегодно заражаются более 10 млн человек? Программа Futuris на Euronews ищет ответ здесь – на севере Танзании.

“Я чувствовала слабость и недомогание”, – говорит эта женщина.

“Я все время кашлял, кашлял, кашлял”, – утверждает этот мужчина.

“Я потерял вес, постоянно потел. У меня был жар”, – рассказывает этот житель Танзании.

Латентная форма туберкулеза наблюдается у примерно 2,3 млрд человек в мире.

Элизабет Корбетт, эпидемиолог Лондонской школы гигиены и тропической медицины: “Речь идет об очень умной бактерии: она может подорвать иммунную систему человека и создать для себя таким образом благоприятные условия обитания”.

“Наша цель – победить туберкулез во всем мире. Это довольно долгий путь. Но нам необходимо пройти по нему до конца”, – говорит врач из Танзании.

Хулиан Лопес Гомес, Euronews: “Туберкулез – безмолвный убийца. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, данное заболевание диагностировали у более чем 10 млн человек в 2016 году. 1,8 млн умерли от туберкулеза за год до этого. Болезнь остается одной из 10 основных причин смертности в мире. Для борьбы с пандемией туберкулеза необходимы новые средства, важно сократить сроки лечения, сделать его более эффективным. Такова цель совместного исследовательского проекта группы из десятка африканских и европейских ученых. Часть исследований проходит в этой больнице на севере Танзании, специализирующейся на лечении больных туберкулёзом”.

Для примерно 70 пациентов больницы Кибог‘ото стала новым домом – порой, на долгие месяцы. В некоторых случаях необходима полная изоляция пациентов: слишком высока опасность заражения. Другие пытаются побороть бактерию в общих палатах.

Некоторые попадают сюда не в первый раз.

Азантераби Суаи, пациент: “Сначала меня лечили таблетками – какими, не помню, но не делали уколов. Когда у меня случился рецидив, врачи назначили инъекции. Мне уже сделали 56 уколов – по одному каждый день рано утром”.

Стандартное лечение состоит из приема таблеток четырех разных видов. Сроки могут варьироваться от 6 до 18 месяцев.

Мариам Муакаже, пациентка: “Я в 800 км от дома и моих шестерых детей. Но я не могу к ним поехать. Сначала мне нужно вылечиться здесь”.

Иногда в результате длительного лечения о себе дают знать побочные эффекты, а бактерия становится устойчивей. Новые трудности возникают как для самих пациентов и их семей, так и для системы здравоохранения в целом.

Стелла Джордж Мпагама, специалист по инфекционным заболеваниям: “В настоящий момент сроки лечения данного заболевания слишком длинные. Конечно, больным туберкулезом выделяется помощь для покупки лекарств. Но на этом она и заканчивается. А ведь столько пациентов просто не в состоянии регулярно приезжать в медучреждения в течение полугода, чтобы эти лекарства принимать. В итоге, бактерии становятся лишь еще более устойчивыми”.

Персонал больницы пытается сократить сроки лечения, сотрудничая с соседним исследовательским центром. Здесь проходит часть клинических испытаний новых лекарственных средств в рамках европейского проекта под названием PANACEA:“http://panacea-tb.net/” под эгидой Европейского Партнерства по Клиническим Испытаниям в Развивающихся Странах:“http://www.edctp.org/”.

Пациенты принимают большие дозы антибиотиков. Цель – понять, можно ли победить бактерию быстрее. При этом здоровье и реакция пациентов на новые лекарства находятся под постоянным контролем.

Саума Пация, биотехнолог из Научно-исследовательского института Килиманджаро: “Первым делом мы выясняем, устойчива ли бактерия к антибиотикам или нет. Затем мы выделяем чистую культуру бактерии для последующего анализа. Материал для исследования мы получаем из больницы”

К настоящему моменту клинические исследования показали, что прием тройной дозы одного из медикаментов – рифампицина – способен серьезно ускорить процесс уничтожения бактерии без последствий для здоровья.

Бландина Теофил Ммбага, директор Научно-исследовательского института Килиманджаро: “Мы стараемся отследить, как антибиотик распространяется в организме и уничтожает бактерию”

Исследовательский проект координируется из больницы в Нидерландах. Количество заболеваний туберкулезом в Европейском Союзе значительно ниже, чем в Африке. Но все же и здесь врачи наблюдают полдюжины пациентов на разных стадиях развития туберкулеза.

Джажант Харпал, пациент: “Я сдал огромное количество анализов, и врачи назначили мне лечение. Но у меня случился рецидив туберкулеза. И им пришлось увеличить продолжительность курса”.

В настоящее время в рамках проекта начались новые клинические испытания при помощи усовершенствованных микробиологических маркеров и методов моделирования. Ученые уверяют: ставки высоки.

Мартин Берэ, координатор проекта PANACEA: “Во всех этих программах участвуют пациенты, которым было бы необходимо полугодовое лечение. Только представьте, если нам удастся сократить этот срок до 4 или даже 3 месяцев. Ведь это – меньше финансовых затрат, более сжатые сроки, соблюдение больными режима лечения. Гораздо легче следовать инструкциям врача в течение трех месяцев, нежели шести”.

На втором этапе исследования ученые надеются собрать данные около 800 пациентов из шести африканских стран. Материал, собранный в результате проведенных клинических исследований, необходим, чтобы понять, как организм больного реагирует на высокие дозы уже существующих антибиотиков, и удостовериться в безопасности и эффективности новых лекарственных средств.

Линдси Ти Брэйк, фармаколог центра Radboudumc: “Важно оценить количество антибиотика, которое на самом деле проникает в кровь. Мы должны также знать, какое его количество в кровь не попадает. Чтобы понять, что происходит в инфицированном организме, мы анализируем образцы крови”.

Хулиан Лопес Гомес, Euronews, Блантайр: “В настоящий момент исследователи пытаются расширить количество задействованных в проекте стран за счет клинических исследований в других африканских государствах, где уровень заболеваний туберкулезом также высок. Ввиду инфраструктурных ограничений и нехватки персонала это удается с трудом. Например, в Малави, одной из беднейших стран мира. Каждый день в эту клинику на юге Малави приходят около 50 человек с симптомами, характерными для туберкулеза”.

Как и повсюду в Африке, главный фактор риска – заболевание СПИДом. В латентной форме бактерия туберкулеза может никак себя не проявлять в течение многих лет – в ожидании более благоприятных условий. А иммунная система носителей ВИЧ-инфекции так ослаблена, что туберкулез уже ничто не останавливает.

Фрилер Банда, пациент: “Я проходил курс лечения от СПИДа. Затем я им довольно долго пренебрегал. А когда вернулся в клинику, врачи обнаружили у меня симптомы туберкулеза”.

Кристофер Мкунга, врач клиники Ndirande: “У ВИЧ-инфицированных кашель – прямой признак туберкулеза. А если у пациента наблюдается еще и потеря веса, ночная потливость, он незамедлительно должен сдать анализы”.

И все же в этой стране до сих пор нет основных инструментов для борьбы с туберкулезом. В Блантайре, где проживают около миллиона человек, в рабочем состоянии только 2 рентгеновских аппарата для диагностики заболеваний органов грудной клетки Необходимо принимать срочные меры.

Марриотт Нлиуаса, специалист по инфекционным заболеваниям: “В Малави показатель заболеваемости среди населения – 160 на 100 тысяч человек. Это очень серьезная проблема. Бедность, перенаселенность лишь усугубляют ситуацию”.

Строительство клинических и исследовательских центров позволило бы стране принять участие в новых исследованиях. А значит, еще одна задача проекта – расширить возможности Малави для экспертизы в данной области.

Элизабет Корбетт, эпидемиолог Лондонской школы гигиены и тропической медицины,“Необходимо, чтобы молодые малавийцы, интересующиеся проблемой, могли жить за счет своей экспертизы в области лечения туберкулеза. Необходимо, чтобы заработная плата исследователей была достаточно высокой”.

Чего же ждать от усилий исследователей самим больным?

Дэви Чивере, 47-летнему оператору, диагноз поставили в 2016 году. Он просто надеется, что будущим пациентом не придется проходить через все то, что выпало на его долю.

Дэви Чивере, пациент: “Я полгода не мог работать. У меня не было зарплаты. Моя семья выжила лишь благодаря отзывчивости моих друзей. Сокращение сроков лечения будет иметь первостепенное значение для больных”.

Исследователи надеются, что их работа поможет добиться поставленной ВОЗ цели – снизить уровень заболеваемости туберкулезом на 80% к 2030 году.