Срочная новость

Срочная новость

Политический кризис в Германии и суд над Младичем в Гааге - в центре внимания прессы ЕС

На минувшей неделе внимание прессы в Европе сосредоточилось на политическом кризисе в Германии и судебном процессе над Младичем в Гааге

Сейчас воспроизводится:

Политический кризис в Германии и суд над Младичем в Гааге - в центре внимания прессы ЕС

Размер текста Aa Aa

На этой неделе самые крупные заголовки в прессе были из Германии, и вовсе не о футболе.

Канцлер Ангела Меркель и ее консервативная партия не смогли сформировать правительство с либеральными Свободными демократами и “Зелеными”, которое назвали бы “коалицией Ямайки”, поскольку цвета этих партий, сложенные вместе, выглядят ямайским флагом.

За несколько дней президент Германии Штайнмайер переговорил со всеми лидерами парламентских партий. Он напомнил им об обязанностях и попросил быть более гибкими для компромиссов. Не то чтобы нажим, но очень серьезный совет.

Европейские лидеры и наблюдатели восприняли политический кризис в Берлине с озабоченностью. Действительно, есть опасения, что с ослаблением Германии остановится процесс реформы Евросоюза.

Ангела Меркель находится в трудном положении, возможно, в самом тяжелом со времени вступления в должность. Некоторые аналитики уже предрекли, что ее дни как канцлера сочтены. Я не верю в это. У нее еще есть варианты, каких нет у других, и она дока в политической игре.

А в Гааге завершился один из последних крупных судебных процессов, связанных с военными преступлениями в бывшей Югославии. Подсудимый, бывший военный глава боснийских сербов Ратко Младич, получил пожизненный срок. Его признали виновным в геноциде и военных преступлениях. Во время войны его называли «боснийским мясником».

Бывший главный прокурор трибунала Карла Дель Понте, комментируя приговор Младичу в интервью Евроньюс, отметила, что успех Трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) обусловлен политической волей международного сообщества привлечь к уголовной ответственности военных преступников.

Такая воля бывает не всегда. Семь лет преступлений в Сирии и полная безнаказанность – это неприемлемо, сказала она.