Срочная новость

Срочная новость

Сын Пабло Эскобара: "Война против наркотиков проиграна"

После смерти отца в 1993 году Хуану Пабло Эскобару пришлось сменить имя и уехать из Колумбии. Он написал две книги и принял участие в съёмках документального фильма об отце.

Сейчас воспроизводится:

Сын Пабло Эскобара: "Война против наркотиков проиграна"

Размер текста Aa Aa

Мы встретились с сыном одного из самых влиятельных наркобаронов в истории. После смерти отца в 1993 году Хуану Пабло Эскобару пришлось сменить имя и уехать из Колумбии. Он отказалась стать новой версией Пабло Эскобара, по его словам, чтобы нести послание мира и согласия. В ходе визита во французский Лион сын основателя Медельинского наркокартеля поделился с “Евроньюс” интимным портретом своего отца.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: Хуан Пабло Эскобар, добро пожаловать на “Евроньюс”! Вы долгое время хранили молчание о Пабло Эскобаре. В последние годы вы написали две книги и приняли участие в съёмках документального фильма об отце. В чем необходимость говорить о нём сегодня?

Хуан Пабло Эскобар: Я уверен, что у меня есть на это право — как у сына, как у родственника. И у меня есть доступ к большому объёму информации и доказательствам, связанным с его жизнью в прошлом. Мне кажется, что образ Пабло Эскобара использовался, чтобы рассказывать не соответствующие действительности истории. Я — его сын, и я должен взять на себя роль рассказать правду о Пабло Эскобаре. Эта правда не несёт мне выгоду. Напротив, в свете этой правды мой отец выглядит ещё хуже, даже хуже чем в телесериалах и фильмах.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: Многие считают его Робин Гудом, но также многие считают его беспринципным наркоторговцем? Кем он был?

Хуан Пабло Эскобар: На самом деле прозвище Робин Гуд идет из СМИ. Это они назвали моего отца Робин Гудом. Он занимался социальными проектами, на которые государство не обращало внимание. Он строил дома, больницы, школы и спортивные центры, которые государство так и не построило. И это вызвало к нему симпатии со стороны слоев общества, которые чувствовали себя забытыми. Это также гарантировало безнаказанность и защиту на много лет вперёд. Жизнь моего отца полна противоположностей, парадоксов и противоречий. Он строил спортивные площадки, чтобы молодёжь не употребляла наркотики, но финансировал строительство деньгами, полученными от наркоторговли.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: Ваша первая книга посвящена отцу за то, что он показал вам путь в жизни, по которому в жизни идти не стоит. Какие воспоминания заставили вас это почувствовать?

Хуан Пабло Эскобар: Самое ужасное насилие, какое вы только можете себе представить. Даже Квентин Тарантино не мог представить себе столько жестокости, сколько было в нашей семье и в стране, которая страдала от насилия, причинённого моим отцом.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: А что вы помните как сын?

Хуан Пабло Эскобар: Как у сына воспоминания об отце у меня — самые лучшие. И самые плохие – из-за насилия. Единственное, с чем я согласен во всем, чтобы было о нём написано – это его абсолютная любовь к семье.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: В чём вы можете его упрекнуть?

Хуан Пабло Эскобар: Я бы сел напротив него и тысячу раз сказал, что мне не нравились заложенные им бомбы, мне не нравилось, что он похищал людей, что он убивал людей, потому что я знал, что порождённое им насилие всегда обращалось против нас.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: Спустя три года после публикации первой книги вы заметили какие-либо изменения? Как воспринимается фигура вашего отца?

Хуан Пабло Эскобар: Разница между правдой об этой истории и выдумками, которые некоторые люди распространяют о моем отце, — очевидна. Рассказы этих людей пользуются успехом только из-за одного компонента, прославления. Я бы тоже продавал свои книги не тысячами, а миллионами экземпляров, если бы я пел своему отцу хвалебную песнь. С моей стороны было бы неправильно запрещать другим людям рассказывать истории о моем отце. Но разницу между тем, что рассказываю я, и тем, что рассказывают другие, можно показать на таком примере. 13-летний мальчик написал мне письмо о том, что он знал о моём отце с 8-летнего возраста. Ему о нём рассказала бабушка, он смотрел о нём фильмы, сериалы и хотел стать таким как Пабло Эскобар. До того момента, как прочитал мою книгу. Теперь он хочет стать журналистом.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: Что бы вы сказали молодым людям, которые идеализируют вашего отца и хотят стать как Пабло Эскобар?

Хуан Пабло Эскобар: Я бы посоветовал им узнать правду о Пабло Эскобаре. Она отличается от героизированной и гламурной версии, которую можно увидеть на экранах телевизоров. Например, зачем вам особняк, если вас там никто не ждет? Я был в бегах вместе с моим отцом и мы голодали, хотя у нас были миллионы долларов. Если у вас есть деньги, вы не должны голодать. А нам деньги принесли голод, смерть, насилие, потерю близких. Бесконечное насилие. Я бы никому не рекомендовал входить в мир наркоторговли, потому что выйти из него будет невозможно

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: Пабло Эскобар умер более 20 лет назад, но сегодня производство и потребление кокаина растёт. Что идёт не так в борьбе с наркотиками?

Хуан Пабло Эскобар: Война против наркотиков проиграна на десятилетия вперёд. Она проиграна, потому что грязные методы, применяемые в этой борьбе, способствуют пропаганде употребления запрещённых препаратов. Кроме того, это слишком большой бизнес, чтобы его можно было так просто запретить. От запрета наркотиков выгоду получает очень влиятельная сила — американцы. Они рассказывают нам только о небольших скандальчиках, но о самом главном, о чём я рассказываю в моей книге, умалчивают. А именно — о связях моего отца с ЦРУ и Управлением по борьбе с наркотиками США, которые принимали участие в наркоторговле.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: Как вы думаете, контрабанда наркотиков и выращивание коки угрожают мирному процессу в Колумбии?

Хуан Пабло Эскобар: Пока кокаин запрещён, война будет продолжаться. И не только у нас. Это основная причина насилия. Полагаю, что пришло время для того, чтобы мир перестал воевать против наркотических веществ. Эту проблему не решить при помощи оружия, потому лучше всего вооружены наркоторговцы.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: Можно ли решить это с помощью образования?

Хуан Пабло Эскобар: Образование — самое мощное орудие из всех возможных решений проблемы наркотиков. Мне трудно представить себе другого человека, который бы был в большей степени окружён наркотиками и наркоманами, чем я в 1980-е гг. Но мой отец прекрасно объяснил, что такое наркотики, и мне не приходило в голову попробовать марихуану до 28-летнего возраста.

Иоланда Санчес, “Евроньюс”: Вы долгое время отказывались становиться отцом, потому что вам это казалось эгоистичным. Что вы расскажете сыну, или наоборот, утаите от него?

Хуан Пабло Эскобар: Я начал рассказывать ему о том, кем был Пабло Эсскабар, когда ему исполнилось два года. Я пока е говорю ему о наркотиках или наркоторговле. Он уже знает, что Пабло Эскобар — его дедушка. И мое обязательство по отношению к сыну — воспитать его с уважением и любовью. Потому что я знаю, что именно так сделал бы мой отец, если бы был жив. И конечно он узнает обо всех преступлениях, совершённых его дедом, чтобы в случае, если у него появится шанс стать следующим Пабло Эскобаром, то у него будет достаточно аргументов, чтобы выбрать другой путь.