Срочная новость

Срочная новость

Пять дней, которые потрясли Испанию

Сейчас воспроизводится:

Пять дней, которые потрясли Испанию

Размер текста Aa Aa

Стремление Каталонии к независимости стало главной темой обсуждения в СМИ, потрясением для Испании и всей Европы. Наш репортёр стал свидетелем исторических событий, проведя почти неделю по обе стороны баррикад, бок о бок с борцами за независимость и против неё, а также с важнейшими политическими деятелями. Кто эти люди, и чего они хотят? Попытаемся ответить на эти вопросы в новом выпуске программы Insiders.

День первый: затишье перед бурей

Столица Каталонии – Барселона. Последний день сентября. Завтра состоится референдум о самоопределении. Конституционный суд считает его незаконным. Вопреки протестам Мадрида, политические движения и активисты, выступающие за отделение региона от Испании, продолжают подготовку к голосованию.

Избирательные участки расположены в местных школах. С вечера сюда прибывают целыми семьями. Задача: не допустить вмешательства полиции, изъятия урн для голосования и опечатывания школ. Таис, пришедшая сюда с двумя детьми, в шутку называет эту ночную акцию «школьной вечеринкой».

«Мы здесь, потому что хотим реализовать наше избирательное право. Завтра двери школы должны быть открыты. Мы убеждены, что благодаря тем мерам, которые мы приняли, здесь смогут проголосовать избиратели», – говорит эта эта сторонница независимости.

Ещё несколько лет назад идея об отделении от Испании пользовалась популярностью лишь в узком кругу каталонцев. Сегодня ситуация иная: сепаратистские устремления набрали обороты, охватив сотни тысяч простых граждан таких, как Таис.

«Причин было много. Наверное, решающим стал 2010 год – когда Конституционный суд Испании отменил реформу автономного статуса Каталонии. Многие люди, в том числе я и мои друзья, устали от всего этого. Мы считаем, что именно сейчас настал тот самый – подходящий для реальных изменений момент», – объясняет она.

Day 1 - The day before

Каталонское общество расколото. Тех граждан, которые не хотят отделения от Испании, называют «молчаливым большинством». Их много, но они менее заметны. Сегодня эти люди решили, наконец, прервать молчание.

Два года назад Жиберт Сендерос основал Espanoles de a pie. Миссия этой ассоциации: противостоять сепаратизму. Мы встретились с Жибертом и его соратниками в одном из местных пабов. Активисты не скрывают волнения. Полным ходом идёт подготовка к маршу в поддержку единства.

«Здравствуйте, если всё в порядке, мы бы хотели снять пару кадров прямо здесь», – спрашивает журналист Euronews.
«Да, это возможно. Только эти две женщины не хотят участвовать в съемке – они боятся», – отвечает Жиберт.

Активисты собираются вооружиться не эстеладами, а флагами Евросоюза.

«Мы уверены: если Каталония отделится от Испании, она перестанет быть частью Европы. Чтобы вновь стать членом ЕС, ей понадобится несколько лет. И это будут тяжёлые годы для Каталонии», – объясняет основатель «Espanoles de a pie».

Живя бок о бок друг с другом, сторонники и противники каталонский независимости гордятся тем, что им всегда удавалось сглаживать противоречия, избегать оскорблений и даже шутить по этому поводу. Но сможет ли мирное сосуществование выстоять перед растущей напряжённостью?

«Да, проявление насилия не исключено. Тяжело выражать свои взгляды свободно, когда существует давление со стороны масс. Они пытаются внушить, что мы не демократы, – вот в чём проблема. Мы же хотим высказывать не только свои, но и отличные от наших идеи», – продолжает Жиберт.

С наступлением темноты мы возвращаемся в школу, где дежурит Таис. Урны для голосования спрятаны, где именно – этого нам не скажет никто.

Детвора занята играми. Родители – заметно нервничают. Им сообщили, что в находящийся по-соседству молодёжный центр нагрянули полицейские.

На вопрос, не подвергаются ли дети риску, Таис отвечает: «нет ничего противозаконного в детских играх».

Всё больше каталонцев считает рамки, установленные испанской конституцией, чрезмерно жёсткими. Значит ли это для активистов, что региональные законы стоят выше национальных?

«Референдум не может быть нелегитимным, так как закон о его проведении был одобрен парламентом Каталонии. Поэтому мы имеем право на то, чтобы проголосовать. Ведь Каталонский парламент представляет непосредственно народ», – утверждает Таис.

День второй: оружие – к бою!

День референдума настал. Утро воскресенья. Ещё до восхода солнца у входа в школу толпятся люди.

«Мы здесь с пяти утра, чтобы защитить от полицейских избирательные урны, – рассказывает ещё одна сторонница независимости, Анна. – Люди думают, что после ухода Франко здесь установили демократию. Вовсе нет. Эта демократия – фальшивка».

«Почему вы называете ее “фальшивой”?», – спрашивает журналист Euronews.

«По-вашему, это нормально, когда веб-сайты блокируют, нет доступа к информации, мы не можем проголосовать? Разве это демократия?», – задаёт встречный вопрос Анна.

Day 2: Referendum day

Каталонская прокуратура поручила региональным правоохранительным органам предотвратить референдум. В 7.40 у дверей школы появились двое полицейских Mossos d`Esquadra.

На их вопрос: «кто здесь главный?», собравшиеся весело и хором отвечают: «все мы».

«Мы пришли, чтобы конфисковать урны и бюллетени для голосования. Можем ли мы получить к ним доступ? Они у вас есть?», – спрашивают стражи порядка.

«Нет, – воскликнули в толпе, – Зато у нас есть шоколад».

Проезжают микроавтобусы национальной полиции Испании. Поступила информация, что спикер каталонского парламента Карме Форкадель собирается голосовать к северу от Барселоны, в одной из школ города Сабадель. Станут ли вмешиваться силовики?

Здесь, с теми, кто преграждает путь в здание, не церемонятся. Представители национальной полиции, заменившие отряды Mossos, применяют жёсткие методы для разгона желающих проголосовать.

Полицейские разбили стёкла и ворвались в школу, где расположен участок. Они силой вытаскивают людей из здания. Здесь голосование больше не может продолжаться».

«Во время правления Франко я был студентом. Было всё то же самое, то же самое», – сетует свидетель происходящего.

Люди скандируют: «Мы проголосуем!», «Эти улицы принадлежат нам!», «Оккупанты – вон отсюда!». Стражи порядка отступают. Стало известно, что у спикера парламента есть «план Б». Форкадель проголосует на другом участке. Туда мы и направимся.

Станут ли полицейские прорываться через эти толпы людей? Ведь риск крупномасштабных столкновений, которые могут выйти из-под контроля, велик.

Председатель регионального парламента и член Левой республиканской партии Esquerra Republicana, Карме Форкадель всё же удалось проголосовать. По её словам, только что совершённый акт волеизъявления – главное достижение в её жизни.

«Я реализовала своё право – право голоса. Я горжусь тем, что жители автономии проявили свою гражданскую позицию перед всем миром, свой пацифизм, свою любовь к демократии», – делится впечатлениями Форкадель.

Голос Карме Форкадель имеет большой вес для сторонников каталонской независимости.

Вместе с ней в авангарде борьбы за суверенитет региона – республиканец Уриол Жункерас – вторая влиятельная фигура в каталонском правительстве – и Жорди Санчес – идейный вдохновитель сепаратистского движения. Последний возглавляет «Национальную ассамблею Каталонии» (ANC), под знамёнами которой объединились сотни НКО с националистическим уклоном.

Эта общественная организация считается движущей силой в борьбе за независимость региона наряду с Omnium Cultural – ассоциацией, которая выступает за развитие каталанского языка и культуры. У её руля стоит Жорди Куишар.

Две организации, два их президента – Жорди Санчес и Жорди Куишар – голоса и лица каталонского национализма.

«Это замечательный день, фантастическое проявление демократичности каталонского общества, которое проявило удивительную гражданскую силу. Репрессии со стороны испанского правительства не имели границ. Правительство Испании – позор Европы. Каталонцы заслужили право быть признанными в этом мире как свободная нация», – считает глава «Национальной ассамблеи Каталонии».

На вопрос о своём эмоциональном восприятии произошедшего, Жорди Санчес отвечает: «Это момент и счастливый, и ответственный. Я ощущаю принадлежность стране, которая противостояла репрессиям лишь для того, чтобы реализовать своё демократическое право. Этот поступок должен быть признан всеми европейскими народами».

«Всем известно: у конфликта должно быть политическое решение, а не насильственное. Согласно 7 статье европейской Конституции, если одно государство применяет насилие в отношении европейских граждан, то оно не может быть членом Евросоюза. Это именно то, что сделала сегодня Испания с каталонским народом. Премьер-министру Рахою предстоит проделать огромную работу над ошибками», – комментирует произошедшее Жорди Куишар, президент Omnium Cultural:

День третий: горько-сладкое послевкусие

Спустя день после референдума о самоопределении мы вновь встречаемся с Жорди Санчесом, возле здания регионального правительства – Женералитата.

В плебисците приняли участие 43% каталонцев, имеющих право голоса. Граждане с происпанскими взглядами остались дома. Как в таком случае оценивать результаты голосования? Считать ли их действительными при столь невысокой явке? Вот, что на это отвечает президент «Национальной ассамблеи Каталонии».

«Нет необходимости задаваться вопросом о явке. Ни на одном из референдумов, проводимых ранее в Испании, не был установлен её минимальный порог. Точно так страной была принята европейская конституция. Тогда на голосование пришли менее 50% избирателей», – комментирует Санчес.

Day 3 - The day after

Чтобы узнать реакцию противников отделения от Испании, мы вновь обратились к активисту Жиберту Сендеросу.
Будучи студентом, он некоторое время жил в Чикаго. Его сосед по комнате участвовал в предвыборной кампании Обамы. Так Жиберт узнал о преимуществах социальных сетей, потенциале массовых движений, и решил создать НПО, назначением которой стала бы борьба за единство страны.

«Как бы вы охарактеризовали вашу идентичность? Как региональную или как национальную?», – спрашивает журналист Euronews.

«Я из Барселоны, из Каталонии и из Испании тоже. А ещё я европеец. И все эти четыре идентичности друг другу не противоречат. Здесь, в Каталонии принято говорить: если ты каталонец, ты не можешь быть испанцем. Но думаю, наша страна есть смешение народов Кастилии и Каталонии. Вот так я представляю себе идеальную Испанию», – рассказывает активист.

День четвёртый: всеобщая забастовка

Мы возвращаемся в Сабадель – родной город главы каталонского парламента. Карме Форкадель прошла путь от преподавательницы каталанского в местной средней школе до активистки и участницы уличных протестов.
Позже она пополнила ряды членов «Национальной ассамблеи Каталонии», а затем возглавила организацию. Став спикером парламента, Форкадель передала бразды правления Жорди Санчесу.

«Меня обуревают смешанные чувства. Очень грустно от того, что произошло вчера. Но я довольна реакцией граждан этой страны», – описывает свои эмоции Форкадель. На вопрос, уважает ли она конституцию Испании, спикер парламента парирует:

«В особенности, я уважаю права человека, право на самоопределение и право людей решать, каким будет их будущее. Я считаю, что базовые права и демократические свободы превыше любой конституции и международного права», – говорит она.

Day 4 - General strike «Люди, пришедшие на манифестацию, объединены общей целью. Но есть те, кто чувствует себя исключёнными, изолированными. И таких много. Нет ли риска раскола в обществе?», – ещё один вопрос от журналиста Euronews.

«Нет, нет и нет. Никакого риска не существует. Каталония – это страна плюрализма, и я этим горжусь. Есть те, кто хочет независимости, и есть те, кто против неё. Это вполне законно, и я уважаю эти мнения. Речь идёт не о том, чтобы быть каталонцем или не быть им вовсе. Множество людей ощущают себя не каталонцами, а испанцами, говорят по-испански. С этим нет никаих проблем. Некоторые из них тоже хотят независимости Каталонии. Дело вовсе не в происхождении людей», – уверяет Форкадель.

День пятый: время решать

В фундаменте, заложенном партиями, выступающими за независимость, наметились трещины. Среди парламентариев появились разногласия.

Тяжёлый день для Карме Форкадель. Председатель парламента пытается выработать общую позицию. Незамедлительно провозглашать суверенитет? «Да», – отвечает ультраправый лагерь. В то время, как сторонники умеренного курса призывают не рубить с плеча, а вступить в диалог с Мадридом.

Day 5 - In parliament

Помощники спикера выражают опасения: для многих каталонских политиков, включая саму Форкадель, объявление независимости может обернуться судебными преследованиями. Ведь сепаратизм – это уголовное преступление.

Вскоре то, чего боялись, начнёт сбываться. Через две недели после референдума арестуют лидеров движения за независимость Жорди Санчеса и Жорди Куишара по обвинению в призывах к мятежу.

А пока на вопрос о том, как можно выйти из сложившейся тупиковой ситуации, отвечает один из самых ярых защитников испанского национального единства – глава каталонского отделения консервативной Народной партии, Хавьер Гарсия Альбиоль.

«Демократические институты Испании не допустят госпереворота, который пытается осуществить региональное правительство Каталонии. Мы будем применять все ресурсы и инструменты, которые в наше распоряжение предоставляет конституция испанского демократического государства», – утверждает Альбиоль.

Выйдут ли люди, ответственные за принятие решений, на путь мирного урегулирования? Или конфронтация усилится? Ответов на эти вопросы ждут по обе стороны баррикад, в надежде, что прошедшие пять дней не станут для страны началом долгого периода потрясений.