Срочная новость

Каталония: независимость на эмоциях

За тридцать лет число сторонников независимости Каталонии выросло более чем в два раза. Почему?

Сейчас воспроизводится:

Каталония: независимость на эмоциях

Размер текста Aa Aa

Ещё тридцать лет назад опросы показывали, что за независимость Каталонии выступали 20% её жителей. Сегодня это число составляет 49%.

Почти треть каталонцев, которые были аполитичны или поддерживали умеренные движения, сегодня хотят отделиться от Испании. Что изменилось?

Экс-председатель каталонского парламента Жоан Риголь в своё время был вице-спикером испанского Сената, членом ныне не существующей партии «Демократический союз», весьма далёкой от идей сепаратизма. Но сегодня он говорит «да» независимости:

— Ещё в 2010-м я наблюдал, как Конституционный суд ограничил то, за что люди голосовали, что одобрили Ко́ртесы. Я видел, как испанское руководство не хотело, чтобы каталонцы считали, что они сами могут решать свою судьбу.

2010-й стал переломным моментом в отношениях Мадрида и Барселоны. Конституционный суд объявил незаконными 14 статей Статута об автономии, принятого и одобренного каталонским парламентом в 2006-м.

Среди прочего суд отменил параграф, признававший каталонцев отдельной государствообразующей нацией.

С этого момента сторонники независимости получили вескую причину требовать реализации своих идей.

— Я никогда не выступала за независимость. Но тот факт, что они урезали Стату́т, заставил меня передумать. Этот документ мы приняли в нашем парламенте, премьер-министр Сапатеро обещал уважать его принципы… Но на деле вышло совсем не так, его «вычистили» и урезали в Конгрессе. И тогда я подумала — так не пойдёт, неужели они держат нас за дураков?.

В 2012-м правительство Рахоя отклонило Фискальный пакт, предложенный тогдашним президентом автономии Артуро Масом. Среди каталонцев крепло впечатление, что Испания не желает прислушиваться к их требованиям и лишь унижает их:

— Мало-помалу подобные унижения привели нас к мысли, что независимость нам нужна уже просто ради сохранения собственного достоинства, другие причины даже не нужны. Я не имею ничего против остальной Испании, речь идёт о независимости от испанского правительства.

Преподаватель политологии Пере Вилланова уверен, что, хотя отношения между Испанией и Каталонией всегда были далеки от идеальных, политические элиты предпочли закрывать на это глаза, и потому резкий рост сепаратизма объясняется с эмоциональной точки зрения:

— Экономисты могли бы сказать, что дело в финансовом дисбалансе. Но я считаю, что решающий фактор — не это, а общий эмоциональный климат, возникший в автономии. Экономические и юридические факторы играют тут совсем незначительную роль.

Экономика, самоопределение, недовольство политикой — в списке причин стремления к независимости.

Не менее важно заразительное чувство причастности к созданию чего-то нового:

— Здесь особая атмосфера; её очень хорошо ощущаешь, когда выходишь на площадь праздновать Национальный день Каталонии, она захватывает тебя. Ты ощущаешь причастность не столько к нации, сколько к людям, которые окружают тебя и разделяют твои мысли.

На этом фоне активное противодействие Мадрида новому референдуму может привести совсем не к тому результату, на который надеялось испанское правительство.

Кристина Гинер, «Евроньюс»:

— Хотя последние опросы говорят о некотором застое в движении за независимость — сейчас это менее половины жителей Каталонии — последние события этой недели могли и изменить эти цифры.