Срочная новость

Срочная новость

Что ждет еврозону?

*После почти десяти лет кризиса и неуверенности в Еврозоне вновь начинают появляться поводы для оптимизма.

Сейчас воспроизводится:

Что ждет еврозону?

Размер текста Aa Aa

*После почти десяти лет кризиса и неуверенности в Еврозоне вновь начинают появляться поводы для оптимизма. Но безработица все еще на высоком уровне, да и разногласия между странами-членами ЕС по-прежнему сохраняются. Что нужно сделать, чтобы единая валюта принесла наконец процветание европейской экономике. Обсудить этот вопрос мы решили с вице-президентом Европейского центрального банка Витором Констанцио. Господин Констанцио, добро пожаловать в программу “Глобальный диалог”.*

Евро – валюта для всех или для избранных?

Эфи Куцокоста, euronews: Вы разделяете нынешний оптимизм? Есть ли для него основания? Или все еще сохраняется риск, что вновь разразится кризис?

Витор Констанцио, вице-президент ЕЦБ: Я хотел бы подчеркнуть, что темпы роста во всех странах ЕС сегодня примерно одинаковые. Я бы сказал, что сейчас ситуация складывается наилучшим образом, такое развитие событие мы наблюдаем впервые за все годы существования валютного союза.

euronews: Еврозона по-прежнему привлекательна для стран-членов ЕС? После кризиса многие люди начали поговаривать, что единая валюта подходит лишь нескольким, наиболее сильным, странам.

Витор Констанцио: Сначала нас было 11, в 2001 году нас стало 12, потом в 2007, 2011, 2014, 2015 к нам присоединились остальные страны. Это значит, что даже во время кризиса зона евро со своими идеями стабильности и открытости, которые мы предлагаем, по-прежнему интересна для ряда государств.

euronews: Но есть, например, Венгрия и Польша, которые не захотели переходить на единую валюту.

Витор Констанцио: Я не хотел бы говорить о позиции отдельных стран и правительств. Это их точка зрения. Но, в соответствии с имеющимися соглашениями, все государства рано или поздно должны присоединиться к зоне евро. И об этом недавно в своей речи говорил господин Юнкер. Исключения могут быть сделаны только для тех государств, у которых это условие было прописано изначально в соглашении. К числу таких стран относятся Великобритания, которая сейчас хочет покинуть ЕС, и Дания. Другие государства в конце концов должны перейти на евро.

Новые вызовы – новая должность

euronews: Господин Юнкер озвучил и другие идеи, например, создание должности европейского министра финансов, или министра еврозоны. С чем сейчас связана такая необходимость?

Витор Констанцио: Эта идея возникла не так давно. Появились новые задачи – и необходимость в человеке, который бы отвечал за финансовую стабильность в зоне евро.

euronews: Означает ли, что национальные правительства передадут этому министру часть своих полномочий?

Витор Констанцио: Да, конечно. Кроме того, пакт стабильности и роста, который включает в себя ряд реформ, подразумевает и выполнение различных правил всеми странами-членами. Но в будущем для нас важно создать механизмы, способные стабилизировать ситуацию в периоды потенциальной рецессии.

Есть ли рост?

euronews: Позвольте мне рассказать о росте в ЕС. Да, сейчас дела идут лучше. Экономиика укрепляется. Растет зарплата. Уровень безработицы снижается – правда, не везде. Но есть южные страны, которые до сих пор борются с кризисом, например, Италия, Португалия, Греция. Есть и государства, где ситуация лучше. Как вы реагируете на эти вызовы?

Витор Констанцио: Прежде всего, экономика всех стран, которые вы перечислили, и также Испании, сейчас растет. И, если говорить об Испании и Португалии, то тут показатели даже выше, чем в среднем в еврозоне.

euronews: Но люди не чувствуют этого.

Витор Констанцио: Пока нет. Но уже ощущается, что уровень безработицы во всех этих странах снижается. Вновь заметен экономический рост. Постепенно исчезают разногласия, которые после начала кризиса только обострялись. Необходимо укреплять эту динамику. Нам нужны новые инициативы на европейском уровне, чтобы валютный союз стал сильнее.

euronews: А как насчет Италии? Можно ли ее назвать слабым звеном зоны евро? Италия – это ведь очень особенный случай, страна с огромным количеством просроченных кредитов и довольно уязвимой банковской системой.

Витор Констанцио: Просроченные кредиты отражаются на прибыльности банков, поскольку по ним не платится процент. И в этом главная проблема. Необходимо решать этот вопрос, поскольку восстановление экономики зависит от способности банков выдавать кредиты.

Жизнь после “брексита”

euronews: Несмотря на что зона евро постепенно восстанавливается и мы видим позитивные признаки, все же у нас впереди много испытаний. Одно из них – “брексит”. Какие риски с этим связаны?

Витор Констанцио: Если говорить об экономических показателях, то, учитывая размеры британской и европейской экономики, последствия этого разрыва будут более ощутимы для Лондона. Я не думаю, да и никто не думает, что “брексит” приведет к разрыву торговых отношений. Это точно не произойдет.

Самые сложные времена позади?

euronews: Вы занимаете свой пост с 2010 года. Последние семь лет были очень тяжелыми для еврозоны. Что лично для Вас стало самым сложным?

Витор Констанцио: Самое начало кризиса, когда вскрылся тот факт, что у Греции огромный бюджетный дефицит и у нее больше нет доступа к финансовым рынкам. Это был 2010 год.

euronews: Не казалось ли Вам в тот момент, что конец Евросоюза близок?

Витор Констанцио: Не думаю, что в тот момент у меня были такие мысли. Но это было первое серьезное испытание. Нас ждали и другие трудности. Какие-то из них связаны с Грецией, какие-то с иными странами. 2015 год тоже выдался непростым. Но все-таки самые сложные моменты – это начало кризиса, затем положение в Греции и осознание, чем это может быть чревато.