Срочная новость

Срочная новость

Скоро выборы: немецкая политика глазами иммигранта

“Меня зовут Масих Рамини, мне 21 год.

Сейчас воспроизводится:

Скоро выборы: немецкая политика глазами иммигранта

Размер текста Aa Aa

“Меня зовут Масих Рамини, мне 21 год. Я прохожу практику в сфере IT в местной компании. Живу в немецком городе Пассау уже 4 года…”

В первом из 9 эпизодов, посвященных парламентским выборам в Германии, которые пройдут в сентябре, мы познакомим вас с афганским иммигрантом, живущим в Нижней Баварии. Масих избирательного права пока не имеет, но надеется получить.
Итак, чем стал Пассау для юноши?

Масих, иммигрант: “Когда я впервые приехал сюда, то подумал: мне придется нелегко. В Афганистане я жил в большом современном городе.Сегодня для меня Пассау – чудесное место, дающее множество возможностей”.

Что вспоминается за годы жизни в Пассау?

Масих, иммигрант: “Со мной много чего хорошего произошло здесь. Люди добры ко мне. Они помогают приезжим. Например, те, кто не говорит по-немецки, могут записаться на курсы. Если кому-то нужно к врачу, с вами всегда сходят добровольцы, помогут. Жители Пассау очень симпатичные”.

Пассау – город трех рек, баварская Венеция, расположен на границе с Австрией. Он стал конечной точкой так называемого балканского маршрута для сотен тысяч беженцев. По состоянию на лето 2015 году именно Пассау считали едва ли он главными воротами для мигрантов в Германии. Наш герой в страну прибыл раньше, в 2013 году. Адаптироваться ему помог… спорт ( Масих играет за местную футбольную команду).

Масих, иммигрант: “Спорт помогает найти друзей, выучить язык.Мы общаемся на тренировках, перед матчами. Когда выигрываем, идем отмечать – в бар или ресторан”.

Знает ли Масих, что некоторые партии обещают ограничить число иммигрантов в стране, установить фиксированную планку?

Масих, иммигрант: “Да, они говорят, что в стране и так уже слишком много мигрантов и что больше Германии не нужно. С одной стороны, должен признать, что это правда. Но как можно сказать людям, бегущим от смертельной опасности, нет? Не пустить их?”

Допускает ли Масих, что не сможет найти работу в Германии и вернется в Афганистан?

Масих, иммигрант: “Я стараюсь думать о хорошем. Так, если компания, где я стажируюсь, не предложит мне контракт, что ж, я буду искать в других местах. Для меня стакан пока наполовину полон, а не пуст”.

У Масиха – временный вид на жительство, и если по окончании стажировки в 2018 году он не найдет постоянной работы, возможно, ему придется уехать на родину.