Срочная новость

Бедные люди: в Германии растет армия малоимущих трудящихся

Экономика Германии – в хорошей форме, уровень безработицы невысок.

Сейчас воспроизводится:

Бедные люди: в Германии растет армия малоимущих трудящихся

Размер текста Aa Aa

Экономика Германии – в хорошей форме, уровень безработицы невысок. Однако перед биржами труда по-прежнему многолюдно. Мы – в Берлине. Как оказалось, многие из приходящих на биржу труда и в другие государственные рекрутинговые фирмы работу имеют. Однако не ту, о которой мечтали. Эти люди – так называемые “работающие бедные”. Очень низкая зарплата не позволяет сводить концы с концами. На бирже они регистрируются в надежде получить социальные пособия, предусмотренные для низкооплачиваемых слоев.

Знакомьтесь: Моника Загертц. Она прошла обучение на менеджера по продажам, но так и не наша постоянной работы: “Они не хотят брать меня на нормальный оклад. Я для них стою слишком дорого. Фирмы предпочитают нанимать людей без опыта, согласных трудиться за 8,5 евро в час. Они их обучают тому-сему в процессе. Мне же они обязаны платить больше, ведь у меня диплом”.

Мы отправляемся в Галле в восточной Германии. После объединения страны на рынке возник огромный спрос на рабочие места. Одновременно работодатели жаловались на высокие затраты на рабочую силу. В 2003 году Германия объявила о радикальной реформе. Она предполагала сокращение пособий для безработных, усиление позиций сектора временной, сезонной работы. Либерализация и гибкость стали ключевыми словами той кампании. Итоги преобразований – снижение общего уровня безработицы и рост армии бедных работающих – людей с низкой зарплатой.

Ролфь Мауэр, плотник, ремесленник, хорошо помнит то время. Ему реформа не помогла найти работы. Этот мастер на все руки сегодня ищет заказчиков через интернет и работает на себя.

Insiders - Filming 'Poor Germany'

Рольф Мауэр, предприниматель: “Разумеется, риски есть. Я никогда не знаю, получу ли заказ и какой именно. Еще всегда есть опасность того, что заказчик меня надует, не заплатит за работу…
Ассоциация ремесленников рекомендует мне брать за работу минимум 35 евро в час.На деле все последние годы я брал гораздо меньше – где-то в районе 15, иногда даже 10 евро за час”.

Получив деньги за работу, Рольф первым делом платит арендную плату за крошечную квартиру в социальном доме. Вторая статья расходов – инструменты, их у мастера должно быть много. Рольф говорит, что у него не остается возможности откладывать на пенсию.
В молодости мужчина работал на литейном предприятии, у него был постоянный контракт и достойный оклад. Потом предприятие закрыли, и для него началась эпоха коротких работ и подработок – то тут, то там. Постоянного контракта он так и не нашел.

Рольф Мауэр, предприниматель: “Знаете, в моем возрасте работать на себя – не лучший вариант. Хочется стабильности, предсказуемости, нормальной жизни. В 60 лет поздновато пускаться в такое вот самостоятельное бизнес-плавание, искать клиентов, постоянно быть начеку”.

Наш герой планирует работать как можно дольше – других вариантов у него просто нет. Частный случай подтверждает тенденцию: сегодня в Германии армия тех, кто продолжает работать в возрасте за 60, удвоилась по сравнению с 2007 годом.

Рольф Мауэр, предприниматель: “Я адаптируюсь к пожеланиям клиента, когда ему надо, тогда я и выхожу на работу. Если меня просят выйти в выходные, я соглашаюсь. Вечером? Пожалуйста. Я полностью подстраиваюсь под нужды заказчика”..

Мы возвращаемся в Берлин. Город, который некоторые профсоюзные лидеры называют “столицей нищих трудящихся”. Это определение считает справедливым наш собеседник, экономист организации “United Services Union” Диерк Хиршель: “В Германии ситуация такова: каждый пятый работающий получает за свой труд менее 10 евро в час. Эти люди попадают в категорию “работающих малоимущих”. Таковы результаты пересмотра правил на рынке труда. Германия – богатя страна, сомнений тут нет. Но Германия – страна с очень сильным социальным расслоением. В нашей богатой стране доля работающих малоимущих значительна; речь идет о людях, которые трудятся 40-50 часов в неделю и не вырабатывают на прожиточный минимум”.

Проблема характерна для многих отраслей: это и строительный сектор, и туризм, и сфера услуг. Как оказалось, работающих малоимущих много и среди людей с хорошими дипломами. Ян и Адриана преподают в берлинской музыкальной школе. Тильман – их давний приятель он видеоблогер.

Тильман: “ Привет, ребята. Добро пожаловать в мой новый видеоблог. Сегодня я предлагаю обсудить важную для всех тему. А именно – пенсии. Так, начинаем. Еще раз приветствую всех вас!”

Ян и Адриана смеются, но это смех – сквозь слезы. У Яна – жена и двое детей, он выкраивает небольшие средства для пенсионного фонда. Адриана преподает музыку 20 лет. Она выйдет на пению в 2033 году. Когда женщина получила письмо о примерном размере положенной ей пенсии, женщина испытала шок:“Мне никто не поверит, давайте лучше я покажу, что они мне написали о пенсии. Итак, я буду получать 351 евро 82 цента в месяц. За квартиру я сейчас плачу 400 евро, то есть пенсия даже аренды не покроет”.

Тильман, блогер: “351 евро? Но это же – копейки. Вот к чему приводят все эти краткосрочные контракты, работа фрилансером, необходимость отчитываться за каждый оплаченный час, отсутствие оплаченного отпуска…. Вот что значит не иметь стабильного дохода!”

Ян, преподаватель музыки: “В настоящее время в музыкальной школе идет работа над проектом трудового соглашения для всех сотрудников. Там есть пункт о достойной оплате, о том, чтобы нам оплачивали больничные, о том, чтобы фрилансеры имели больше прав, Сегодня если преподаватель без постоянного контракта заболеет, он очень быстро окажется на мели. И наши женщины-фрилансеры не должны терять работу с уходом в декрет!”

Адриана, преподавательница музыки: “В Берлине преподавателям музыки предлагается очень мало постоянных контактов, в столице в этом плане гораздо хуже, чем в других регионах страны. 93% контрактов – временные, и лишь 7% постоянные”.

Местные власти пообещали перевести на постоянно контракты 20% преподавателей музыки. В обозримом будущем, говорят они, не указывая точных сроков. Тем временем блогеры пытаются скрасить горькое ожидание… Тильман, к примеру, поет о том, что час работы в музыкальной школе позволяет учителю купить кебаб. Много это или мало для европейской культурной столицы?