Взгляд из Вашингтона: "Первые 100 дней Трампа - это хаос"

Access to the comments Комментарии
 Euronews
Взгляд из Вашингтона: "Первые 100 дней Трампа - это хаос"

<p>На прошлой неделе Дональд Трамп заявил, что ни одной администрации не удавалось совершить столько за первые 90 дней президентства. Сто дней нынешней администрации исполняется на этой неделе. Время первых итогов. С нами Штефан Гробе из Вашингтона. Итак, что было сделано?</p> <p>На вопросы Алесдэра Сэндфорда отвечает собственный корреспондент euronews в Вашингтоне Штефан Гробе.</p> <p><strong>Штефан Гробе, журналист euronews</strong>: “Мне кажется, что главная характеристика первых сто дней, первых трёх месяцев – это хаос. Потому что Трамп не привык к тому, чтобы управлять государством. Он пытается найти опору. Хотя он был очень активен. Но в итоге получается, что было просто много суеты, много шума из ничего. Многие его инициативы, его указы, которые он предпочитает подписывать, а не использовать законы, принятые в Конгрессе, в результате были частично дезавуированы. Насчёт того, успешен ли был Трамп в первые сто дней президентства, я сомневаюсь, но в том, что происходившее на наших глазах было очень увлекательным, я уверен”.</p> <p><strong>Алесдэр Сэндфорд, журналист, euronews</strong>: “Главные обещания – отзыв и замена “Обамакэр”, строительство стены на границе с Мексикой, “антииммиграционный бан” – с этим что? Никакого движения?”.</p> <p><strong>Штефан Гробе, журналист euronews</strong>: “Он обещал сделать все быстро. Но быстро не получилось. Потому что возникли препятствия. Его план по отзыву и замене Обамакэр провалился. Он при смерти и еле дышит. Я сомневаюсь, что в будущем возникнет какая-то ей замена. Стена – это было чуть ли не главное его обещание, вишенка на предвыборном пироге, но в Конгрессе над этой идеей только что не смеются в открытую. Трамп заявлял, что за стену заплатит Мексика. Мексика сказала, что она ничего платить не будет. Придётся раскошеливаться американскому налогоплательщику, если в принципе идея строительства еще будет обсуждаться. Все, что касается иммиграционных указов, было дезавуировано судебными решениями. Что в сухом остатке? Он обещал вернуть в Америку рабочие места, особенно в промышленности. Но на этот процесс он никак не может ни влиять, не может он его и контролировать. Но ему удалось добиться того, что его избиратели сохранили ему верность, они его по-прежнему поддерживают”. </p> <p><strong>Алесдэр Сэндфорд, журналист, euronews</strong>: “На международной арене его тезис “America first” был лейтмотивом даже во время инаугурации. Мы ожидали, что США пойдут по изоляционистскому пути, но события в Сирии и ситуация с Северной Кореей выглядят противоположностью тем декларациям”. </p> <p><strong>Штефан Гробе, журналист euronews</strong>: “Да. И именно поэтому наиболее консервативно настроенные комментаторы говорят, что Трамп – такой же американский президент, как и предыдущие, потому что он все время испытывает соблазн вмешаться в происходящее в других странах, как он только что продемонстрировал это в Сирии. Хотя этот военный удар расклад сил в самой Сирии не изменил. Но он продемонстрировал, что Трамп намерен действовать. Пусть и не столь масштабно. Он изменил отношение к Североамериканскому соглашению о свободной торговле и к НАТО. Так что есть много тем, где поведение Трампа – кандидата на пост президента отличается от поведения Трампа – президента”. </p> <p><strong>Алесдэр Сэндфорд, журналист, euronews</strong>: “Стиль Трампа, твиттер Трампа, fake news Трампа…что осталось от этого? Где тот старый добрый Дональд Трамп? Или он постепенно он все-таки становится президентом?”.</p> <p><strong>Штефан Гробе, журналист euronews</strong>: “Мне кажется, что он утомил американцев своей экстравагантностью. И он стал гораздо менее интересен американцам. Я помню, когда его твиты становились заголовками новостей. Но это время закончилось. Те, кто занимается политикой профессионально, политологи, аналитики, разумеется, следят за изменениями. И за тем, что происходит. В том доме, что находится за моей спиной. Даже в семь утра. Трамп в этом смысле – предмет интереса, и тут он остается верен самому себе. Сомневаюсь, что есть что-то в мире, что способно его изменить”.</p>