Срочная новость

Срочная новость

Бывший посол ЕС в Турции: "Мост разрушен"

Эксперт Фонда Карнеги-Европа считает, что референдум в Турции закрепит авторитарную систему; вступить в ЕС она не может, хотя связи сохранятся.

Сейчас воспроизводится:

Бывший посол ЕС в Турции: "Мост разрушен"

Размер текста Aa Aa

Накануне воскресного референдума в Турции о расширении полномочий президента Реджеп Тайип Эрдоган попытался распространить кампанию в свою поддержку на страны Евросоюза, где проживает много турок. Ему этого фактически не позволили власти Нидерландов и Германии, после чего двусторонние отношения испортились. Ситуацию комментирует для Евроньюс сотрудник Европейского отделения Фонда Карнеги, бывший посол ЕС в Турции Марк Пьерини. Вопросы ему задаёт в Брюсселе наш корреспондент Грегуар Лори.

Пьерини: Мост разрушен, так сказать, на личном уровне, то есть возникла пропасть между президентом Турции и его коллегами из Европейского Совета. Я считаю, что отношения в области экономики, финансов, инвестиций, технологии, образования вряд ли сильно пострадают, если только Турция не решит полностью порвать с Европой. Она этого пока не делает. Турция осторожно говорит о необходимости поддерживать экономические отношения. Так что мы пока не пришли точки невозврата, и находимся на важном перекрёстке. Но удастся ли привести турецкий политический проект в соответствие с европейскими стандартами, так, чтобы турецкие власти остались довольны? По-моему, не удастся.

Евроньюс: Каковы будут последствия, если Эрдоган победит на этом референдуме?

Пьерини: Никаких последствий не будет. Во-первых, президент был избран всеобщим голосованием в августе 2014 г, получив 52 проц, и остается на своём посту до выборов 2019 г. Во-вторых, парламент был избран 1 ноября 2015 г. Партия справедливости и развития имеет большинство и сможет его удержать. Функционирование государства вообще напрямую не измениться вне зависимости от того, будет ли ответом референдума “да”, или “нет”. То есть, в случае “да” де факто авторитарная система станет законной авторитарной системой с абсолютной властью президента без сдержек и противовесов. А “нет” окажет известное сдерживающее влияние на президента. Но у него и так уже есть вся полнота власти, и он вдобавок может пользоваться чрезвычайное положением.

Евроньюс: Какие сложности может создать для Евросоюза этот референдум?

Пьерини: Сложность для Евросоюза, и до и после референдума, прежде всего в том, что Турция сегодня не стабильна, её дестабилизировала неудавшаяся попытка переворота, за которой последовала невероятно широкая чистка. Из-за этого Турция уже не соответствует европейским стандартам, и ещё больше от них отступит, если референдум будет в пользу президента. Я ожидаю, что в наших отношениях мы отступим назад или будем довольствоваться развитием торговли в рамках Таможенного союза. Затем, возможно, мы будем вместе осуществлять антитеррористическим сотрудничество, взаимодействие в отношении Сирии, которое представляется теперь в новом свете, а также дальнейшее выполнение соглашения беженцах и т.п.

Евроньюс: Что будет с заявкой Турции на членство в ЕС после референдума?

Пьерини: Из-за массовой чистки, последовавшей за переворотом, верховенство права в Турции рухнуло так, что политическим критериям она удовлетворить не может. Соответственно, она не может рассматриваться как кандидат.
Мы имеем дело с автократическим режимом без сдержек и противовесов, но с юридической основой, поэтому турецкая кандидатура мертва. В нынешней ситуации европейские стандарты, особенно политические, находятся в противоречии с концепцией власти президента Турции, и он сам говорит об этом каждый день. Нужно или официально объявить процесс вступления мёртвым или сохранить переговоры с Турцией в принципе в ожидании лучших дней.