Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Пьер Московиси: "Современная Европа - это коалиция добровольцев"


real economy

Пьер Московиси: "Современная Европа - это коалиция добровольцев"

Программа “Реальная экономика” в последнем в этом сезоне выпуске приглашает к разговору о следующих этапах европейкой экономической интеграции.

“Союз не сразу строился*

Экономическая интеграция Старого Света началась еще в 50-е годы прошлого века. Первый этап – Европейское объединение угля и стали в составе 6 стран, затем их же силами свет увидел Договор о создании Европейского экономического сообщества. В качестве следующих шагов в Европе появился таможенный союз, началось формирование общего рынка товаров и услуг. В семью государств, желавших играть по общим правилам, вступали все новые и новые члены. Пиком интеграции стало создание Экономического и валютного Союза и введение единой валюты – евро.

Для чего странам ЕС нужно подобное сближение? Приведем простой пример. Герои нашего ролика – Йоган, Натали, Джудит и Пьер – хотят объединится. У каждого – свои политические взгляды и экономические предпочтения, но они согласны играть по общим правилам и пользоваться единой валютой. Для этого им необходимо соблюдение определенных стандартов. Их устанавливает Европейский центральный банк; он определяет монетарную политику, регулирует процентные ставки, управляет инфляционными процессами в интересах всех членов союза.

Еще один существенный плюс – наличие стабилизационных механизмов, которые позволяют помочь нуждающимся в случае проблем или кризиса.

Такой формат помогает Йогану продавать сыр по всей Европе, обеспечивая ему значительный рынок сбыта. Его заказчица, Натали, не теряет на обмене валюты. Джуди же использует ситуацию для создания новых рабочих мест. Например, для Пьера, который который проводит дегустация сыра по всей еврозоне.

Сегодня в еврозоне – 19 стран-членов ЕС. Дания сохранила национальную валюту. Получается, что к евроклубу могут присоединиться еще 7 членов.

Хорватия: куна или евро?

Экономический и валютный союз задумывался как двигатель роста в Европе, однако финансовый кризис показал: у этой структуры есть серьезные недостатки. Мы – в Загребе, столице Хорватии. Эта страна последней вошла в ЕС и сегодня обдумывает перспективу присоединения к еврозоне. Для этого ей предстоит отказаться от национальной валюты, куны. Стоит ли игра свеч?

Мы встретились с председателем центрального банка Хорватии Борисом Вуйчичем.

Борис Вуйчич, председатель Центрального банка Хорватии: “Наша валюта конкурентоспособна, с ней жители страны могут проводить некоторые операции легче и дешевле, чем, возможно, другие европейцы. Конечно, обменный курс – важный фактор, но он малорелевантен в большинстве торговых сделок”.

Хорватия пока не вступила в Европейский экономический союз, но смогла продемонстрировать едва ли не самое заметное снижение уровня безработицы в Европе. Этой стране, так же, как и Польше, похоже, совсем не обязательно вступать в зону евро, чтобы создавать рабочие места. Или это не так?

Борис Вуйчич, председатель Центрального банка Хорватии: “Снижение процентных ставок активизирует инвестиционную деятельность. Иностранные инвесторы при оценке рисков в той или иной стране всегда учитывают валюту, которая может однажды обвалиться. Поэтому наш переход к евро придаст им уверенности. К тому же более тесная интеграция поможет оживить торговлю с соседями по еврозоне, у них также отпадут сомнения, связанные с национальной валютой. Так вот, через оживление торговли, обмена, инвестиций появятся новые рабочие места”.

“Не стыдитесь Европы!”

Гость программы – Пьер Московиси, еврокомиссар по вопросам экономической и финансовой стабильности.

Euronews: “Как к восстановить доверие граждан и одновременно укрепить Экономический Союз?”

Пьер Московиси: “Я бы начал с того, что сказал бы европейцам: “Смотрите, смотрите, у вас есть ЕС, еврогруппа, ЕЦБ, разные схемы помощи странам, попавшим в беду”.
Не все так плохо. При этом сегодня в ЕС очень заметен разрыв, противоречия между группами стран. На севере, где более дисциплинированно исполняют финансовые директивы, вам говорят: “Почему мы должны платить за лентяев?” Тем временем государства на юге ЕС отмечают, что их экономика развивается слабо, что они отстают от северян. Нам нужно делать ставку на укрепление сотрудничества между регионами. И да, некоторым членам предстоит приложить больше усилий. Ну, а те, у кого с финансами и экономикой получше, могли бы активнее инвестировать. То, что в еврозоне 19 стран – просто здорово. С выходом Великобритании у нас останется лишь одно государство, отказавшееся от евро, это – Дания. Все остальные, если захотят выполнить условия, могут вступать в этот клуб”.

Euronews: “Правда ли, что в будущем нас ждет двухскоростная или даже многоскоростная Европа? Что бы вы посоветовали гражданам? Как им реагировать?”

Пьер Московиси: “Те, кто хочет вырваться вперед, идти быстрее, должны иметь для этого возможности.Так, кстати, было при переходе на евро, так было с Шенгеном. Везде были первопроходцы… Поэтому я думаю не о разноуровневой Европе, это было бы несправедливо, а скорее о коалиции добровольцев”.

Euronews: “Но как практически можно будет развивать эту разноскоростную модель? Пойдет ли речь о “евро -1” , “евро -2”?”

Пьер Московиси: “При создании Банковского союза мы должны гарантировать защиту и тем, кто остается за пределами еврозоны. Многоскоростная Европа не предполагает “многоскоростного” евро. Я приведу другой пример: налог на финансовые транзакции. Мы не могли ввести его в 28 странах, но, надеюсь, сможем ввести в 10. Вот так отдельные группы стран могут показать преимущества, которые дает пребывание в союзе. Там лучше, чем за его пределами”.

Euronews: “Мы видели и видим, что любой союз – это еще и распределение рисков между его членами”.

Пьер Московиси: “Да, возьмем “брексит”. Выход Великобритании станет серьезным изменением внутри союза. Но нам следует сохранять дружелюбный настрой, чтобы впоследствии развивать диалог с Соединенным Королевством. Есть также и внешние осложнения. К примеру, Дональд Трамп и его взгляды на политику многосторонних отношений и протекционизм. Отношения с Владимиром Путиным – также из разряда непростых внешних задач.А еще не забудьте об угрозе терроризм, об иммиграционном кризисе. Мы должны адаптироваться, меняться… Просто стоять и ждать – не выход. Иначе силы, стремящиеся расшатать союз, могут оказаться сильнее нас”.

Euronews:“Насколько высок риск того, что все усилия сведутся на нет?”

Пьер Московиси: “Риск велик. Посмотрите на мою родину: во Франции есть люди, и немало, которые вместе с Марин Ле Пен хотели бы выхода из ЕС, из еврозоны. Но Европа, еврозона без Франции – на мой взгляд, не имеют смысла. Я хочу сказать проевропейски настроенным гражданам: “Не стыдитесь Европы, гордитесь ею. Гордитесь тем, что в ней уже построено, и тем, что еще можно сделать”.

О каждом событии можно рассказать по-разному: что пишут об этом европейские журналисты из других наших языковых служб?

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

real economy

Роботы и работа: в ЕС началась подготовка к "цифровым" отношениям на рынке труда