Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Роберто Савиано: "Европейские банки берут деньги мафии"


Глобальный диалог

Роберто Савиано: "Европейские банки берут деньги мафии"

Гость программы “Глобальный диалог” – итальянский писатель, исследователь мафии Роберто Савиано. Ведущая программы Изабель Кумар поговорила с врагом современных “крестных отцов” в рамках фестиваля “Италиссимо” в Париже.

Изабель Кумар : “Вы проснулись знаменитым после выхода книги “Гоморра” 10 лет назад. Я уверена, что десятилетие соприкосновения с мафией – очень долгий срок.
Какие изменения произошли за это время в структуре изучаемой вами организации “Каморра?”

Роберто Савиано: “Наибольшие изменения в “Каморре” так или иначе связаны со сменой поколений, обновлением власти. Сегодня “крестные отцы” все чаще делегируют полномочия очень молодым людям, которые контролируют определенные территории. Сами же “отцы” остаются в такой аристократической изоляции… Итак, бразды правления передаются вчерашним детям, молодежи 15-20 лет. Но эти детские, казалось бы, банды – по сути настоящие мафиозные группировки, со своими правилами, почти военным режимом. Там есть менеджмент, выплачиваются зарплаты, там высок уровень насилия. В мафии произошла поколенческая революция, теперь 20-летние охотнее соглашаются играть по смертельно опасным правилам. И умирать!”


Роберто Савиано

  • В 2006 выпустил роман-репортаж Gomorra, завоевав мировую известность.
  • С тех пор Савиано скрывается от неаполитанской мафии.
  • Живет под охраной полиции.
  • Его книга ZeroZeroZero о наркодилерстве также стала бестселлером.
  • Последняя книга Савиано – La paranza dei bambini.

Изабель Кумар: “В судах этих ребят называют “городскими террористами”. Есть ли что-то общее между ними и, скажем, джиахдистами, переходящими на сторону ИГИЛ?”

Роберто Савиано: “Нет,между ними нет никаких структурных связей, они даже не общаются между собой. Но культурные точки соприкосновения, я считаю, есть.. Сегодня молодой неаполитанец, мексиканец или выходец из Южной Африки могут очень напоминать по своему складу тех молодых ребят из Северной Африки, которые решают воевать на стороне ИГИЛ. Их объединяет убеждение: выделиться из толпы можно лишь готовностью идти на смерть.Ради денег, как мафиози, или ради славы, как джихадисты. Сегодня в мафиозной группе главное – не то, что ты живешь по иным правилам, а то, что ты готов умереть. Ребята, поведение которых я изучал у себя на родине, пишут в соцсетях, что не доживут до 25 лет. Некоторые и до 20 не доживут. 30-летние среди них считаются неудачниками, ничего не добившимися в жизни”.

Изабель Кумар: “Вы пишете об этом в новой книге “Банда детей”. К ее созданию, мне кажется, вас подтолкнуло чувство безнадежности. У молодежи действительно нет никаких перспектив? В Неаполе царит атмосфера упадка…. По-вашему, этот город может в некотором смысле символизировать происходящее в других городах мира?”

Роберто Савиано: “Да, конечно. Мехико, Лагос, Рио-де-Жанейро, пригороды Парижа и Барселоны вполне могли бы стать местом действия мой книги. Просто на примере Неаполя и Италии в целом мне легче рассказать эту историю. Во Франции много спорят о последствиях криминализации молодежи, не пытаясь найти причины этого явления. В пригородах Парижа кишмя кишат нелегалы, дилеры, полно “грязных денег”. Откуда все это? От французской мафии, которая базируется в Марселе и на Корсике! Отмывание денег проходит по каналам французской финансовой системы, в итоге все эти деньги оседают в Люксембурге. Разница между Неаполем и остальной Европой – в том, что мы в Италии готовы говорить о мафии. Остальная Европа не спешит затрагивать эту тему”.

Изабель Кумар: “Получается, Европа, скажем так, немного лицемерит? Вы сказали, что в Италии о мафии говорят, а европейские лидеры – нет. Они сознательно избегают этой темы?”

Роберто Савиано: “Конечно. Здесь есть установка на замалчивание проблемы, но есть и простая неосведомленность. Я получаю истинное удовольствие, следя за политическими дебатами во Франции. Там буквально ни один политик не в курсе, что мафия существует! Те, кто рассуждают об иммиграции, не задаются вопросом, а откуда поступают в пригороды “грязные” деньги, кокаин… Как в Париже функционирует схема отмывания денег, кто покупает там квартиры? Кандидаты об этом ничего не знают. Информированы, пожалуй, некоторые подразделения полиции и горстка журналистов, специализирующихся на этой теме. Остальная страна смотрит вдаль…”

Изабель Кумар : “Хорошо, они делают вид, что не в курсе… Может быть, экономика страны каким-то образом нуждается в этих деньгах? Вы описали этапы прохождения, отмывания нелегального капитала. Речь идет об астрономических суммах. Изыми мы часть этих денег из оборота сегодня, в период экономической стагнации, и может быть, все рухнет?”

Роберто Савиано: “Вы правы. Ужесточи мы борьбу с отмыванием денег, это заблокирует не только деньги от наркотрафика, но и финансы, поступающие с Ближнего Востока, деньги, “спрятанные” от налоговиков. Если действительно принять жесткие законы с целью сбора доказательств против мафии, то вся финансовая система станет непроницаемой – в том числе и для капиталов другого происхождения, которые нужны экономике. Европа с учетом этого, похоже, вообще отказалась от попыток контролировать свой капитал. Даже если речь идет о вполне законных деньгах. Возьмите “брексит”, этот проект опирается на желание Лондона стать официальным налоговым раем”.

Изабель Кумар: “Если Британия собирается стать таким вот “офшорным раем”, какую роль в этом процессе может сыграть ее выход из ЕС? Как вы вообще видите будущее страны с точки зрения таких процессов, как отмывание денег?”

Роберто Савиано: “Организации, занимающиеся вопросами прозрачности, доказали с цифрами в руках: Великобритания – и в этом нет сомнений! – уже сегодня является наиболее коррумпированной страной мира. Я не имею ввиду коррумпированность политиков или полиции, нет, я веду речь о масштабах отмывания денег. Ни один англичанин не скажет вам, что живет в самой коррумпированной стране, он ведь знает, что не сможет легко дать взятку полиции или политикам. Люди попросту не в курсе, что их финансовая система полностью коррумпирована. Что именно я имею в виду? Я говорю об отсутствии контроля за потоками финансов. Не обязательно проворачивать дела в Лондоне. Для этого есть Гибралтар, Мальта, остров Джерси. Именно через эти ворота в Великобританию поступают деньги – безо всякого контроля. Когда-то мировой столицей по отмыванию денег была Панама, теперь это Лондон. Панама попыталась взять реванш с этими скандалами вокруг “Панамского досье”. Она раскрыла имена, чтобы отомстить Лондону.

Изабель Кумар: “Очередное исследовании “Европола” показывает: международные преступные группировки, мафиози отлично освоили новейшие технологии. Это позволяет им прятать деньги еще надежнее. Получается, власти скоро вообще не смогут отслеживать и останавливать преступников?”

Роберто Савиано: “Если бы у нас существовали настоящие законы, блокирующие отмывание денег, то выявлять преступников стало бы легко. Когда система выстроена, она работает. К тому же сегодня отслеживать деньги проще, чем раньше. Мафия не работает с наличными, нет, все потоки переведены в электронный банкинг, а значит, следы операций остаются. Проблема в том, что на территории множества стран можно сделать так, чтобы эти следы замести. Каждая европейская страна имеет свою “копилку”: для Испании это – Андорра, для Германии – Лихтенштейн, для Франции – Люксембург. К тому же абсолютно всем доступна Швейцария! Как видите, спрятать деньги в Европе очень легко. В прошлом банки боялись брать деньги от мафии, так было в 80-90 годах. А сегодня они, напротив, хотят этих денег, им не хватает средств: банковский кризис расшатал финансовые институты. Стандарты защиты, скрупулезности в этой ситуации снижены, и, пожалуйста, мафиози могут обращаться в банки. Это – относительно новое явление. Ранее мафии было сложно отмывать капиталы в Европе, она использовала офшорные банки в Южной Америке и Азии. А сегодня теневой капитал проник в экономику”.

Изабель Кумар: “Вы сейчас выдвигаете очень серьезные обвинения. Политики делают вам внушения или предпочитают не слышать вас?”

Роберто Савиано: “Я ежедневно получаю какие-то комментарии. Меня никогда не встречают с распростертыми объятьями в странах, которые я посещаю. Мне говорят: “Мафия – проблема Италии, за нее и говори!” Меня часто обвиняют в преувеличениях, в сочинительстве, повторении уже известного. Заметьте, что все, о чем мы говорим с вами сегодня – не какой-то топ -секрет. Просто за этой темой не следят, в этом и заключается парадокс. Сегодня весь мир сосредотачивает внимание на терроризме, так что мафиозные группировки и их деньги вольны перемещаться, куда угодно”.

Изабель Кумар: “Эксперты утверждают: европейские преступный мир охотно разыгрывает карту иммиграционного кризиса. Сегодня контрабанда людей, похоже, становится одним из самым выгодных способов заработка. Вы согласны?”

Роберто Савиано: “Все лодки, пересекающие Средиземное море, контролируются картелями. Но не итальянскими, как думают многие. В этом бизнесе у итальянской мафии нет доли. Переброской людей в Европу занимаются турецкие, ливийские и ливанские группировки, а Европа, похоже, не в курсе этого динамичного процесса.

Банды, переправлявшие сирийцев в Европу – это турецкая мафия, и эта же мафия контролирует доставку героина из Афганистана. ИГИЛ, к примеру, имеет 3 основных источника доходов (все 3 преступные, разумеется): это – рэкет, контрабанда топлива и контрабанда награбленных произведений искусства. Четвертым источником остаются наркотики: каптагон (это – мета-амфетамин), и марихуана. Ее “игиловцы” выращивают в Албании. У нас есть выбор: решить не углубляться в ситуацию, рассматривая ее поверхностно, или признать – то, что мы считаем конфликтом цивилизаций, по сути является борьбой преступных кланов.

Изабель Кумар: “Ваше стремление работать в этом направлении рискованно, но вы, похоже, готовы умереть за идею. Вы допускает возможность отойти в сторону или же это – дело вашей жизни, ради которого вы отказываетесь от того, что обычно имеют люди вашего возраста – от семьи, дома, друзей?”

Роберто Савиано: “Я не делаю того, чего от меня ждут: я не исчезаю. Я должен бы перестать давать интервью, писать книги, должен прекратить свою работу… Но меня останавливают две вещи: первая – амбиции, вера в то, что мои слова и дела еще могут что-то изменить. Вторая – реваншизм. Да, я хочу одержать верх, хотя мафия и сделала мою жизнь невыносимой. Я никому не пожелаю своей участи, мне стоило с самого начала быть осмотрительнее. Стоило научиться осторожности, дисциплине, я же шел напролом и уперся в итоге в стену”.

Изабель Кумар: “Когда Вы писали “Гоморру”, вы ходили, встречались с людьми, проживали происходящее. Были в поле, так сказать. Сегодня вы не можете работать. как прежде. Как вы предполагаете развиваться профессионально, как писатель?”

Роберто Савиано: “Когда я был молод, мне было сложно добиваться встреч с судьями, получать разрешение на прослушивание записанных разговоров. Сегодня мне их присылают на дом… Все хотят, чтобы я говорил о своих расследованиях. Просто невероятно, насколько все изменилось! Знаете, мне уже давно нельзя ездить поездом, как делают обычные люди. Но вот недавно я проехал по железной дороге в сопровождении охраны. Столько впечатлений!!! Свобода – волшебное состояние, ее начинаешь ценить (как и все в жизни), лишь по-настоящему потеряв. Это как любимые люди, как воздух.Я осознал, что значила для мня свобода, лишь потеряв ее. Теперь уже поздно… Я хорошо представляю, что чувствуют больные или заключенные – все те, кто не имеет возможности свободно передвигаться, свободно выбирать. Каждая минута моей свободы – абсолютна бесценна”.

О каждом событии можно рассказать по-разному: что пишут об этом европейские журналисты из других наших языковых служб?

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Глобальный диалог

Евросоюз на перепутье