Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Беттель: "В ЕС лучше двигаться на разных скоростях, чем стоять"


Брюссельское бюро

Беттель: "В ЕС лучше двигаться на разных скоростях, чем стоять"

Премьер-министр Люксембурга Ксавье Беттель поделился с Евроньюс своими соображениями о 60-й годовщине Римского договора, заложившего основу Европейского Экономического сообщества, а позже – ЕС. Наш корреспондент Фредерик Бушар спросил его, не наблюдается ли сейчас закат европейского проекта?

Беттель: Наоборот! 60-я годовщина, – это повод взглянуть на то, что работает хорошо. Вспомним, что европейский проект был рождён как проекта мира, который прочен до сих пор. И в центре проекта – Франция и Германия, которые до этого часто воевали.

Евроньюс: Но не считаете ли вы, что на Саммите ЕС в Риме будет предприниматься попытка перезапустить европейский проект?

Беттель: В Риме сейчас не до переговоров. Там празднуют 60 лет мира, 60 лет, в течение которых люди наслаждаются правами и свободами, возможностью учиться, работать, вступать в брак, заботиться о себе и быть защищёнными, избирать и быть избранными. Обо всём этом хотя бы иногда следует вспоминать.

Евроньюс: Глава правящей партии в Польше сказал, что он отвергает двухскоростную Европу, что эта двухскоростная Европа означала бы вылет во вторую лигу для его страны. Понимаете ли вы его беспокойство?

Беттель: Проблема, в том, что страны внутри Европы и так движутся по двум скоростям. Да и не может быть одной скорости, заданной для всех. Возьмём, к примеру, план перехода на цифровые технологии. Его должны принять 28 регуляторов и 28 рынков, этот переход по-разному осуществляют Соединённые Штаты и Азия. Чтобы этот процесс у нас не забуксовал, нам нужна общая стратегия. Мы не можем отказаться от плана потому, что какая-то страна скажет: “мне он не нравится”. Его будут осуществлять те, кто хочет продвижения вперёд. Некоторые члены ЕС предпочтут более тесно сотрудничать друг с другом – это мы видим в случае Шенгенской зоны, которую создали несколько государств. Потом к ним стали примыкать другие. То же самое с еврозоной. В неё вступают те, кто вначале относились к общей валюте прохладно. Многие подобные проекты развиваются. Мы не хотим Европы, застывшей на месте. Она бы стала тогда заложницей внутриполитических вопросов.

Евроньюс: А не будете ли вы заложником Польши?

Беттель: Вы говорите, Польша, но её претензии нужно рассматривать по отдельности. Польша могла бы заявить нам, что хочет всё заблокировать, но она так не говорит. Нужно рассматривать с её точки зрения проект за проектом, а за каждым из них стоят страны, которые хотят продвижения вперёд или которые просто не возражают, даже если кому-то кажется, что они хотят дать задний ход. В нашей многоскоростной Европе никто не будет стоять на месте. Я против того, чтобы одно государство могло задерживать 27 остальных. Евросоюз не должен становиться заложником той или иной страны-члена, мы вместе должны идти дальше. Я бы хотел, чтобы нас по-прежнему было 28 стран, хотя я уважаю решение британцев об уходе. Но когда нас останется 27, я хочу, чтобы мы сотрудничали везде, где это возможно, я не хочу видеть отсутствие действий. Ещё раз – я предпочитают двухскоростную Европу Европе, стоящей в мёртвой точке.

О каждом событии можно рассказать по-разному: что пишут об этом европейские журналисты из других наших языковых служб?

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Брюссельское бюро

Годовщина терактов в Брюсселе. Назначен Саммит по "брекситу"