Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Власти ЕС обещают писать меньше директив и экономить на бюрократах


insiders

Власти ЕС обещают писать меньше директив и экономить на бюрократах

…Стоимость бельгийской вафли в центре Брюсселя – 2 евро, это вдвое больше, чем выделяет бюджет ЕС на каждого гражданина в день. Распорядителей европейской казны нередко обвиняют в нерациональном использовании средств. Справедлива ли эта критика? За ответом программа Insiders мы отправилась в Брюссель.

Скромный бюджет для больших нужд

То, как большая Европа, тратит деньги налогоплательщиков, часто подвергается критике. О каких именно средствах идет речь? Для начала отметим: бюджет ЕС достаточно скромен.

В 2016 году он составил 158 миллиардов евро, то есть 1 % от совокупного ВВП 28 стран-членов. В пересчете на душу населения это требует от налогоплательщиков 85 евроцентов в день. На административные расходы европейских учреждений тратится 6% бюджета. Остальные средства идут на финансирование программ, адресованных государствам-членам, а также на проекты помощи развивающимся странам.

Марк Роджерсон – спикер Европейского суда аудиторов, института, которому поручено следить за целесообразностью расходования евробюджета.
Наибольший процент погрешностей, отмечает эксперт, характерен для отраслей со значительным объемом входящих средств и субсидий. Это – агросектор, региональная политика….

Марк Роджерсон: “Около 4 % средств расходуются неаккуратно, в обход правил. Предположим, кто-получил контракт без прохождения конкурса или других публичных процедур. Это – нарушение. А еще мы знаем о случаях строительства аэропортов без самолетов, портов – без судов. Да, порой деньги тратят вот таким образом. Если мы сталкиваемся с подобными эпизодами, то сообщаем о них”.

Ловцы евромошенников

Куда? Если аудиторы подозревают обман, они обязаны обратится в Европейское бюро по борьбе с мошенничеством – OLAF.
В 2015 его эксперты рекомендовали европейским структурам требовать возврата 900 миллионов евро. Тогда как в предыдущие годы рекомендованные к возврату суммы не превышали 187 миллионов….

Специалисты бюро утверждают: сумма растрат и хищений, в которых можно обвинить сотрудников европейских институтов и сами институты, составляет менее процента от общего числа финансовых махинаций вокруг евробюджета. Основной объем нарушений зафиксирован при расходовании структурных и социальных фондов, а также на таможнях,при торговых сделках и по линиям программ внешней помощи.

Бюро OLAF не имеет дисциплинарных полномочий, а власти на местах не всегда прислушиваются к рекомендациям и выводам его экспертов, в том числе и в вопросе вынесении санкций. Директор ведомства отмечает сложность расследования преступлений в условиях единого европейского пространства (неслучайно Джованни Кесслер – сторонник создания единой европейской прокуратуры).

Джованни Кесслер: “Незаконные финансовые операции совершаются на открытом рынке. А вот когда речь заходит о восстановлении справедливости, единого рынка почему-то нет. Для проведения расследования нам приходится преодолевать барьеры и границы, все это очень сложно. Считаю что в этом вопросе нам могла бы помочь более централизованная Европа”.

Европе не до туалетов

Единая судебная Европа – о необходимости усиления наднационального судопроизводства говорят европейские лидеры в рамках дебаты о разноскоростном развитии ЕС. Идею поддерживает глава Еврокомиссии Юнкер. Одновременно он предостерегает страны-члены от юридического слияния абсолютно по всем аспектам.

Жан-Клод Юнкер: “Мы совершенно не хотим продолжать вмешиваться во все аспекты повседневной, бытовой жизни граждан. Мне пришлось буквально до крови биться с некоторыми комиссарами, которые хотели принять общеевропейскую директиву о расходе воды в туалетах”.

Президент Еврокомиссии не хочет заниматься законами о сливных бачках и их воздействии на окружающую среду, Юнкер объявляет войну бюрократам. Возможно, это сэкономит европейцам время и деньги… а возможно, и нет.

Сокращение общеевропейского регулирования в действительности может обойтись европейцам очень дорого, считают в брюссельской организации Corporate Europe Observatory. Меньше правил на деле означает меньшую защищенность граждан, говорят эксперты.

Оливье Гельман, координатор Corporate Europe Observatory: “Ослабление регулирования и контроля не может не ударить по таким сторонам жизни, как защита здоровья и окружающей среды. Промышленники получат возможность обходить некоторые из предложение Еврокомиссии. Мы подобные демарши уже не раз наблюдали в последние годы. Приведу вам пример: Еврокомиссия разработала определение так называемых “эндокринных разрушителей” – химических веществ, вызывающих определенные заболевания у тысяч людей, многие из которых в результате гибнут. Усилиями промышленного лобби переход от теории к практике был отложен на несколько лет, кроме того, первоначальные формулировки Еврокомиссии были заметно смягчены”.

Защита интересов граждан – миссия европейского омбудсмена. Эмили О‘Рейли и ее сотрудники расследуют эпизоды халатности в административных учреждениях Евросоюза, а также конфликты интересов с участием европейских политиков и служащих.
Одним из таких примеров является дело Баррозу, экс-президента Еврокомиссии, которого наняла компания Goldman Sachs. Омбудсмен также изучает досье о “брексите”, которому, по ее мнению, не хватает прозрачности.

Эмили О‘Рейли: “Люди хотят понимать, как принимаются решения. Я в настоящее время работаю над обеспечением большей прозрачности в краеугольных для жизни граждан областях. Давайте посмотрим вместе, работа каких институтов вызывает в этом плане нарекания? Еврокомиссия, к примеру, вполне прозрачна, то же самое могу сказать о Европарламенте. В наименьшей степени допуск к механизмам принятия решений обеспечивает Совет ЕС. Что это за Совет? Фактически, это страны ЕС. Чаще всего именно страны-члены, точнее, тамошние политики не хотят никакой прозрачности. Потому что так они могут проводить в Брюсселе идеи и решения которые наверняка не понравятся гражданам”.

insiders

Польский парадокс: власти и население расходятся во взглядах на членство в ЕС