Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

О чем говорят в гаагском районе Килдершрайке


Нидерланды

О чем говорят в гаагском районе Килдершрайке

В Килдершрайке, одном из беднейших районов Гааги, живут те, кто иммигрировал в страну или их дети. Потомки тех, кого голландцы приглашали,чтобы выполнять грязную работу, их еще принято называть “гости-рабочие”. Они ехали из Турции, Марокко, Индонезии и Суринама. Именно им и была адресована риторика лидера Партии свободы Герта Вилдерса.

Журналист еuronews Джеймс Фрейни побывал в Килдершрайке и пообщался с его обитателями. Вот что они думают.

Его первый собеседник – владелец небольшой лавки.

“Мне кажется, что сегодня нужна партия, чьи лозунги не разделяют, а объединяют. Сегодня на всех успели наклеить ярлыки: это мусульмане, это – голландцы. А это – выходцы из Суринама. У этих кожа – жёлтого оттенка. А те – вообще чёрные. А другие – коричневые. Но в конце концов значение имеет то, что мы все – голландцы. И мы живём в своей стране. Мы, конечно, можем повоевать между собой, но в результате нам все равно придется работать вместе. И если нет такой партии, которая бы продвигала эти идеи и лозунги, то у меня немного остается надежды, что мы когда-нибудь увидим “настоящего правильного голландца”.

Похожие опасения – у продавца из магазина одежды. У него – турецкие корни.

“Только представьте себе, что Вилдерс приходит к финишу первым. Вот он победил, и все экземпляры Корана выброшены из домов. И все мечети закрыты. Но это как можно осуществить? Я – голландский гражданин. Да, я верующий. Он хочет и меня выкинуть из страны, если я совершу что-то недозволенное, но я как раз законопослушен. Но он все равно хочет меня выслать. Почему? У меня – голландский паспорт. Меня невозможно выкинуть из страны. Я здесь живу. Короче, то, что он хочет сделать, выполнить невозможно. Единственное, что у него получается, так это выступать или писать в твиттере, говоря и там, и там что-то такое, отчего люди начинают друг на друга коситься с недоверием”.

Покупательница на рынке – из Суринама. Свою точку зрения она формулирует так.

“Все люди – разные. Есть те, кто стараются, прилагают усилия, чтобы интегрироваться, чтобы приносить пользу. Они делают то, что должно. Но то, что Вилдерс говорит, подразумевает всех мусульман. И мне это не нравится. Нельзя говорить такие вещи”.

На рынке люди охотно делятся наболевшим, как, к примеру, этот прохожий. У него – марокканские корни.

“Мне кажется, что правильно жить вместе и мы все стараемся по мере возможностей тк этому стремиться. Так и будет делать дальше. Мы тут живём больше полвека. Тут родились мои дети, а потом появились на свет и внуки. И это – их дом, их страна, которую они считают своей. А тут кто-то приходит и говорит – “вам тут больше не место” или что-то в том же духе. Мы все – люди. И мы приносим пользу Нидерландам. Я имею в виду Вилдерса. Он говорит несправедливые вещи. Мы все ведем род от Адама и Евы”.

О каждом событии можно рассказать по-разному: что пишут об этом европейские журналисты из других наших языковых служб?

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Германия

ФРГ: мечта взорвать беженцев привела в тюрьму