Срочная новость

Срочная новость

Из-за Вилдерса толерантные Нидерланды меняются

Крайне правые укрепляют свои позиции накануне выборов в среду в толерантной Голландии. Герт Вилдерс зовёт к борьбе с иммиграцией, глобализацией и ЕС.

Сейчас воспроизводится:

Из-за Вилдерса толерантные Нидерланды меняются

Размер текста Aa Aa

Крайне правые поднимают голову в самом неожиданном европейском уголке, Нидерландах. Эта страна первой в мире узаконила как эвтаназию, так и однополые браки. Она известна своим либеральным отношением к наркотикам.
Амстердам на протяжении долгих времён предоставлял убежище тем, кто покинул родину: от евреев, спасавшихся от преследований в Испании до сегодняшних сирийских беженцев.
Но Голландия, которую считают одной из самых толерантных стран в Европе, меняется у нас на глазах.
В каком-то смысле это происходит из-за одного человека. Герт Вилдерс хочет запретить Коран и покончить с мусульманской иммиграцией, он называет марокканцев подонками. Он живёт под постоянной защитой полиции.
Его Партия за свободу лидировала по ходу кампании накануне выборов в эту среду. Однако в Нидерландах, стране коалиционных правительств, ни одна партия никогда не завоёвывала абсолютного большинства. Соперники отказываются с ним работать.

Герт Вилдерс во многих отношениях следовал по стопам Пима Фортейна, который осмелился высказываться по вопросам, которые считались в его время табу.
Партия Фортейна возглавила опросы общественного мнения накануне всеобщих выборов 2002 года. Но он был застрелен, когда заканчивал радио-интервью за 9 дней до голосования.

А два года спустя режиссёр Тео Ван Гог был убит радикальным исламистом за свой фильм, содержавший критику ислама. Свобода слова стоила обоим деятелям жизни.

Спустя более десятилетия общество до сих пор задаётся вопросом, что значит быть голландцами.

Опрос, проведённый в прошлом месяце, показал, что 86 проц респондетов обеспокоены размыванием традиционных ценностей. Вилдерс использует это чувство утраченной идентичности, призывая бороться с иммиграцией, глобализацией и Европейским союзом.

Наш корреспондент Джеймс Фрейни съездил в небольшой пригород Утрехта, чтобы встретиться с одним из его сторонников.

“Мы слишком толерантны. Я открытый гомосексуалист и постоянно испытываю на себе насилие, – говорит избиратель Вилдерса Патрик. – Приезжие чуть ли ни каждую неделю меня преследовали, оскорбляли, запугивали только потому, что я гей. Однажды 11-12 молодых людей из Марокко, Турции и Сомали избили меня на автостоянке. Я сделал заявление, дал два показания, но безрезультатно”.

В стране с 17-миллионным населением проживает около миллиона мусульман. Большинство из них – это голландцы марокканского или турецкого происхождения, дети рабочих, прибывших во время послевоенного экономического бума.

В турецкой закусочной Амстердама часто выражают
возмущение риторикой Герта Вилдерса.

“Мы, турки, его не любим, – говорит повар. – Его не любят испаноязычные, марокканцы, многие другие. Едва заходит разговор о Вилдерсе, как кто-нибудь призывает с ним расправиться. Потому что он слишком много ругал исламе о многие другие веры тоже.”

“Не все мусульмане – плохие люди, – говорит пожилой марокканец. – Вилдерс ненавидит мусульман – я понятия не имею, почему. У меня же нет ненависти к Герту Вилдерсу”.

Одновременно с послевоенной волной миграции голландский народ терял интерес к религии. Только 10 проц ходят в церковь хотя бы раз неделю. В 60-х годах половина всех голландцев посещала воскресную службу

Эксперт из университета Утрехта говорит, что религия – или скорее, ее отсутствие – создала большие возможности для Партии за свободу, также известную под её голландским акронимом PVV.

“Невозможно понять взлёт этой партии, не понимая, на чём основываются индивидуальные предпочтениях граждан. говорит профессор социологии Матхийс Рудуйн. – Голландское общество в прошлом опиралось на несколько столпов – социально-политических групп. Люди обычно голосовали за партию, принадлежащую к их группе. Конечно, раньше религия была очень важна: у нас есть протестанты и католики. Одни живут в основном на севере, другие – на юге. Религия также была очень важна в политике. То, как люди голосовали, зависело от их религиозной принадлежности. И в последнее время люди стали отходить от своих прежних партий, а одна из партий, которой они могут отдать свои голоса – это PVV “.

Герт Вилдерс вряд ли войдёт в состав следующего правительства, если только не согласится на компромисс. Но его влияние неоспоримо.
Именно он заставил премьер-министра Марка Рютте сказать иммигрантам, что если они не уважают голландские ценности, им лучше покинуть страну.
Одна из кандидатов, стоящая на антирасистской платформе, выступила с предупреждением:

“Иммигранты – это одна групп, но что мы будем делать, избавившись от этой группы? Кто будет следующим? Может быть женщины? Или геи? Или чернокожие? – вопрошает актриса, телеведущая и политик Сильвана Симонс. – Есть ли в вашей жизни люди, которых вы любите? Слишком много поставлено на карту, чтобы наше общество разделилось”.