Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

"Королева фей" Перселла: новая оперная метафора


musica

"Королева фей" Перселла: новая оперная метафора

Совместно с

“Королева фей” Генри Пёрселла – опера, рукопись которой был утеряна вскоре после смерти композитора в 17 веке и восстановлена лишь в начале 20 столетия. Произведение в с загадочной судьбой, в котором итальянские и французские музыкальные традиции наложены на британскую поэтику. В основе оперы – свободный пересказ “Сна в летнюю ночь” Шекспира. В Вене коллектив Кристофа Руссе представил новую трактовку “Королевы фей”, перенеся действие в наши дни. Подробности – в программе “Музыка”.

Театр в театре – и еще раз в театре

Магия, любовь, Шекспир: на сцене венского музыкального театра “Ан дер Вин” дают “Королеву фей” Генри Пёрселла. За разгадку этой музыкальной головоломки взялись Кристоф Руссе и его коллектив “Лирические таланты”. Произведение Пёрселла относится к разряду полу-опер: в музыкальное действие вплетаются диалоги по мотивам “Сна в летнюю ночь” Шекспира. В Вене постановщики пошли еще дальше:

Мариам Клеман, режиссер-постановщик: “Для “Сна в летнюю ночь” характерно то, что это “театр в театре”. На фоне основной пьесы, где играют актеры, другие актеры готовят постановку про Пирама и Фисбу. Мы решили, что добавим в спектакль еще один “слой”, в котором речь пойдет о людях, готовящих …постановку пьесы “Королева фей”. Для нас это – прекрасная возможность показать зрителям мужчин и женщин, которые переживают сходный с нами опыт, нас самих, все эмоции, всю сущность закулисья. То, что трогает нас, растрогает и зрителя, не знакомого с миром театра”.

Кристоф Руссе, дирижер: “В этой музыке столько шарма, она невероятно притягательна, за ней – музыкальный опыт европейских школ, прежде всего, конечно, итальянской. В работе Пёрселла прочитывается и французская традиция, все эти хоры, танцы, общая атмосфера интимности. Очевидно, что в опере британского композитор звучит и английская музыка – например, полифония с удивительными диссонансами, которую Пёрселл использует для оркестровой части. От английской школы – и знаменитые милые песенки, следующие одна за другой”.

Интимность под литавры

Новая постановка обыгрывает элементы, типичные доля опер барокко – фарс и маскировку.

Кристоф Руссе, дирижер: “Хотя в произведении громко звучат фанфары, трубы и литавры, для меня самым интересным в опере остается ее сентиментальная сторона, очень тонкая эмоциональность…Я стараюсь очаровать публику этими моментами, деликатностью. Такая музыка требует тонкой интерпретации, ее нельзя исполнять с наскока, ее нужно, лелеять. Важно, чтобы каждый отдельный инструмент и отдельный исполнитель соблюдали осторожность, оберегая эту хрупкую утонченность”.

Мариам Клеман, режиссер-постановщик: “Заколдованный лес в произведениях Шекспира – метафора, которая применима ко многим понятиям и образам. В нашей постановке мы видим ситуацию так: этой ночью, в этой точке пространства, в конкретную минуту люди проживают совершенно новый для них опыт. Опыт, который изменит их, окажет огромное влияние. Лес, ночь, наш репетиционный зал, недели репетиции спектакля, все эти слои – тоже своеобразный заколдованный лес, та самая метафора от Шекспира, Здесь рождается и забывается любовь, здесь происходят волшебные превращения, здесь создается что-то по-настоящему магическое”.

Выбор редакции

Следующая статья

musica

Чайковского увезли... в Оман