Срочная новость

Срочная новость

Бегущие от ИГИЛ: портреты беженцев

Иракские беженцы продолжают покидать районы, находящиеся под контролем группировки “Исламское государство”.

Сейчас воспроизводится:

Бегущие от ИГИЛ: портреты беженцев

Размер текста Aa Aa

Иракские беженцы продолжают покидать районы, находящиеся под контролем группировки “Исламское государство”. В течение последних двух дней, более тысячи человек пересекли границу, чтобы попасть на северо-восток Сирии, удерживаемый курдами. В этих районах относительно спокойно и безопасно.

Фатиме Ибрагим Халаф вместе с детьми повезло, им удалось вырваться из ада.
“Мы устали от постоянных обстрелов и от боевиков ИГИЛа. Они забирают все, что хотят. Если им попадается грузовик с сигаретами – забирают сигареты, если машина с людьми – забирают машину. Они растащили все государственные деньги, и теперь отнимают деньги у обычных жителей в качестве налога. Людям скоро будет нечего есть, а помощи ждать неоткуда.”

Лагерь Аль Хоул уже едва может вместить всех бегущих от ИГИЛ. Люди бросают свои дома, и тысячами, часто пешком, прибывают в лагерь.
Халед Халас Инат преодолел десятки километров, прежде, чем добрался сюда вместе с детьми:
“Мы проделали трудный путь. Мы измучились. Мало того, что это очень далеко, и все устали, нам пришлось заплатить проводникам, чтобы оказаться здесь, в безопасности.”

Большинство бежит из города Таль-Афар, расположенного на западе Мосула, где по-прежнему командуют джихадисты.
А дальше на западе, недалеко от Алеппо находится ещё один лагерь беженцев, Зафира.

Эльхам Салех уже в течение года живёт в этом доме вместе со своей семьёй. У неё небольшой бизнес – растительные губки – люфы. Она продаёт их по 9 центов за штуку. Как и многим другим сирийцам, ей пришлось заплатить 280 евро, чтобы убежать со своим сыном от боевиков ИГИЛ:
“Я была замужем, наша семья жила в Дейр Хафере. Когда мой муж присоединился к ИГИЛ, я решила сбежать от него. Там, откуда я, с женщинами особо не церемонились, мы жили по законам шариата и должны были закрывать свои лица.”

Самия аль-Мусса – еще одна беженка, вырвавшаяся из лап джихадистов. С шестью детьми ей чудом удалось бежать, после того, как ее муж Абдул-Фаттах, директор местной школы, был казнён: “Поздно вечером мы все были дома и услышали, как возле ворот остановилась машина. Из окна машины выглянул человек и позвал моего мужа. Тот спросил, куда они направляются. “Не твоё дело!”, – ответили они. Муж сел к ним в машину, и с тех пор я его не видела “. Боевики обезглавили его на глазах у родного брата:
“ Три месяца его продержали в яме. Перед самой казнью, он сказал боевикам, что те не имеют никакого отношения к исламу. Что у них вообще нет веры. Тогда они обвинили его в предательстве, сказали, что он работает на правительство и передает им координаты военных объектов.”

За последний месяц для трёх с половиной тысяч семей страшный сон под названием “ИГИЛ” закончился. Здесь, на севере Сирии, они, возможно, обретут покой и надежду когда-нибудь вернуться домой.