Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

ИГИЛ: откуда идеи растут?


Ирак

ИГИЛ: откуда идеи растут?

Вот уже 2 месяца международная коалиция ведет борьбу за освобождение Мосула, последнего оплота группировки “Исламское государство” (ИГИЛ) в Ираке.

Операция имеет огромное стратегическое и символическое значение: борьба за Мосул рассматривается как возможность положить конец проекту лидера ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади по строительству “халифата всех мусульман”. “Игиловцев” обещают вытеснить из Мосула, называя разные сроки – от нескольких недель до нескольких месяцев… На фоне этих прогнозов “Исламское государство” захватывает Пальмиру, сирийский город, который уже был под их контролем до марта 2016 года.

Откуда ИГИЛ черпает ресурсы, позволяющие воевать сразу на нескольких фронтах?

Государство для человека. Или против него?

Европейская политология восходит к Аристотелю, считавшему государство высочайшей формой союза между людьми, обеспечивающей личности возможность развиваться, в том числе и нравственно. Идеологи ИГИЛ воспринимают государство как инструмент управления обществом, исповедующим “чистый ислам”, и насаждения ислама в немусульманских регионах.

Группировка опирается на концепцию “джихада”, означавшую изначально “усердие на пути Аллаха”. В современном мире “джихад” все чаще ассоциируется с агрессивной деятельностью мусульман в отношении немусульман (или “неправильных мусульман”). Такими смыслами понятие “джихад” начало обрастать еще в Средневековье…

Государство за две пятилетки

ИГИЛ впервые вышел из тени в 2006 году, провозгласив на территории Ирака “Исламское государство Ирака” в союзе с группировкой “Аль-Каида”. Новое движение быстро обзавелось собственными информационными ресурсами, уделяя пропаганде не меньше внимания, чем военной стороне дела. Очень скоро деятельность “игиловцев” стала определять не только ближневосточную, но и международную повестку дня. Главным образом, траурную: активисты ИГИЛ заявляют о себе через многочисленные теракты в разных точках мира, а также через массовые расправы и показательные казни.

По мере того, как под контроль “Исламского государства” попадали все новые территории (по данным на октябрь 2016 года, всего под патронатом группировки – 65 тысяч квадратных километров в Ираке и Сирии), движение обзавелось “столицей”, выбрав главным городом Ракку на северо-востоке Сирии. Здесь реализована мини-модель будущего мирового халифата: в Ракке действуют интерпретированные с максимальным радикализмом законы шариата (прописанные в Коране религиозно-правовые нормы жизни мусульманина).

Халиф против “чужих”

Свои территории, боеспособная армия, информканалы… И свой лидер: магистр-богослов Абу Бакр аль-Багдади, активно принимавший участие в трансформации иракской ветви “Аль-Каиды” в “Исламское государство”, провозгласил себя халифом в 2014 году.

Аль-Багдади устанавливает контакты с наиболее радикальными последователями джихада, вербуя под свои знамена не только мусульман, но и иностранцев. В своих проповедях он выводит на первый план идею смуты – “фитны”: любые преобразования и прогресс являются, по Аль-Багдади, составляющими “заговора против мусульман”. Единственный способ противостоять “смуте” – жестокая вооруженная борьба.

Росту своего авторитета Аль-Багдади во много обязан интервенции США и их союзников в Ирак (2003 – 2011 годы), которую духовный лидер ИГИЛ использовал как иллюстрацию вторжения чужих в мусульманский мир.

Приветы из прошлого

Опытный богослов и хороший оратор, в своих проповедях он уверенно оперирует историческими фактами. Один из его любимых эпизодов – становление ордена ассассинов шейха Хасана ибн Саббаха (ассассинов некоторые историки называют средневековыми прародителями современных террористов).

Еще одна важная для “игиловцев” историческая личность – Ахмад ибн Таймия, арабский теолог и правовед рубежа 13-14 веков. С его трактовкой Корана не соглашались многие современники: ибн Таймия составил длинный список основных предписаний и запретов, отличающих истинных мусульман от неверных. Проповедник считал главной составляющей “джихада” – не личное совершенствование, но борьбу с неверными, и обещал погибшим в этой священной войне “награду Всевышнего”.

Примечательно, что ибн Таймия при жизни многими считался опасным, не раз сидел в тюрьме, но смог покорить часть общества и вырастить последователей своего учения. Которые сохранили его вплоть до появления в 18 веке новой звезды исламской теологии – Мухаммеда ибн Абд-аль Ваххаба, основателя секты ваххабитов.

Ваххабизм: как вернуться к истокам?

Историки считают, что восхождение аль-Ваххаба стало проявлением духовного недовольства жителей Аравийского полуострова, на столетия завоеванного турками как часть Османской империи. На этой волне аль-Ваххаб возобновляет учение Таймии и радикализирует его. Теолог говорит о необходимости вернуться “к золотому веку раннего ислама” и так противостоять царившему тогда в Аравии религиозному разнообразию,“невежеству, многобожию и новшествам”, по словам самого проповедника.

Пользуясь изолированностью Аравийского полуострова, возникшее движение начало борьбу за власть. К концу 18 века ему удалось подчинить области Неджд и Восточную Аравию, затем ваххабиты обратили внимание на священные для мусульман города – Мекку и Медину. В 1802 году они напали на город Кербела, годом позже – на стоящий близ Мекки Таиф, где вырезали едва ли не все мужское население, а женщин и детей взяли в рабство. Набеги становились агрессивнее: к началу 19 века ваххабиты смогли объединить под своими знаменами почти всю Аравию. Воинственные правители молодого государства претендовали на религиозное лидерство во всем мусульманском мире; их экспансию удалось остановить лишь в 1813 году силами египетской армии Мухаммеда Али, паши Египта.

Ваххабизм ваххабизму…

Сегодня, как и в древности, ислам остается неоднородной религией, имеющей множество течений, обусловленных историческим развитием мусульманских стран. Клубок противоречий между разными направлениями окрашен прежде всего межгосударственными и межэтническими разногласиями…
Лидеры “Исламского государства” взяли на вооружение самую радикальную форму ваххабизма -такфиризм. Специалисты по исламу отмечают: “игиловцы” – новая ступень развития терроризма, они идут дальше других в реализации главной цели – строительства халифата.

Заветная мечта об идеальном исламском государстве, которую вынашивали многие фундаменталисты, ими реализуется на практике. И если на Северном Кавказе или в Афганистане шла борьба за создание исламских государств в конкретных границах, то лидеры ИГИЛ говорят о всеобщем халифате, то есть об установлении планетарного господства.

Власти решили оградить свободное время французов от назойливых работодателей

Франция

Власти решили оградить свободное время французов от назойливых работодателей