Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Турция. Если не Эрдоган, то кто?


review

Турция. Если не Эрдоган, то кто?

Эрдоган тут, Эрдоган там! 11 декабря после очередного теракта президент проводит внеочередные заседания и самолично посещает пострадавших в больнице. Особенно тешит его самолюбие роль отца отечества, в неустанной заботе о своём народе. Именно таким Реджеп Тайип Эрдоган рассчитывает войти в учебники истории.

Самый запоминающийся момент – президент по мобильному телефону обращается к жителям страны
после того, как вечером 15 июля танки вошли на улицы Стамбула и Анкары, а никому не известный “Мирный совет”, состоящий из офицеров турецкой армии, объявил, что берет в свои руки контроль над страной. Путчисты уверяют, что хотят “восстановить демократию”.

Но не на того напали. Эрдогану удалось скрыться от путчистов. “Я призываю всех выйти на улицы. Давайте соберёмся на площадях, в аэропорту. Пусть эта горстка предателей явится туда со своими танками и артиллерией — посмотрим, что они смогут сделать с целым народом, – твёрдым голосом объявляет Эрдоган, – Я – законно избранный президент и останусь со своим народом до конца.”

Этот призыв к сопротивлению, практически призыв пожертвовать собой, был услышан его сторонниками. Немедленно люди стали выходить на улицы. Безоружные, они останавливали танки. После долгих часов хаоса и гибели почти трёхсот человек мятеж захлебнулся.
Эрдоган, о котором ходили самые невероятные слухи, например, что он бежал в Германию,
триумфально возвращается в Стамбул и обещает жестоко покарать мятежников. К этому моменту разъяренная толпа уже убила несколько заговорщиков. Немногим более восьми с половиной тысяч военнослужащих, то есть полтора процента личного состава армии, участвовали в попытке переворота, которую многие сочли плохо подготовленной авантюрой.

Уже на следующий день президент начинает приводить свою угрозу в исполнение: аресты следуют один за другим. На мятежников открыта настоящая охота. Арестованы сотни военных , в том числе 200 генералов и адмиралов. И это было лишь начало большой чистки.
Неудавшаяся попытка переворота позволила Эрдогану резко усилить государственную власть и существенно изменить вектор международных отношений.

Чистка, которую турецкие власти после провала путча растянут на месяцы, примет такие масштабы, что возникнут подозрения, будто путч был инициирован самим президентом, чтобы получить полномочия для установления своего порядка в стране. Большая чистка затронет чиновников, преподавателей, полицейских, политиков, журналистов. Более 110 тысяч человек уволены, 36 тысяч взяты под стражу.

Скатывание страны к авторитарному правлению начинает беспокоить международное сообщество. Ситуация усугубляется настойчивыми требованиями в адрес США выдать Турции Фетхуллаха Гюлена, крайне влиятельного мусульманского проповедника и мыслителя, в прошлом союзника, а теперь злейшего врага президента, которого он считает вдохновителем путча.

“Рано или поздно Соединённым Штатам придется выбирать между Турцией и Гюленом”, – предупреждает Эрдоган.

Однако перед президентом Обамой подобный выбор не стоит. Он не уступает, и отношения двух стран становятся все более прохладными. Угрозы со стороны Турции нарастают. Ситуация осложняется войной в Сирии и Ираке.

11 ноября у трапа самолета арестован вернувшийся из Германии главный редактор газеты “Кумхуриет”, а затем 16 журналистов этого старейшего турецкого оппозиционного издания. В Турции проходят демонстрации протеста. В Западных странах считают, что начав репрессии против прессы, Эрдоган пересёк красную черту.

На этот раз возмущена Европа. Депутаты Европарламента в конце ноября голосуют за то, чтобы заморозить и без того вяло текущий процесс вступления Турции в ЕС.
Ответ Эрдогана следует незамедлительно. Он угрожает Европе наплывом мигрантов из Сирии:
“Задайте себе вопрос: что будет, если Турция откроет границы? А я вам отвечу: Если вы будете продолжать в том же духе, я так и сделаю! “

На фоне последних событий, Эрдоган решает поменять союзников. Напряженность, возникшая в отношениях с США и Европой, определила его выбор в пользу России. Но и в этом случае, турецкий президент не идет на поводу у Москвы, а играет свою партию в Сирии, цель которой – не поддержка Асада, а сдерживание курдов.

О каждом событии можно рассказать по-разному: что пишут об этом европейские журналисты из других наших языковых служб?

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

review

No Comment 2016: головокружение