Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

"Глобальный диалог": о рабстве в ИГИЛ, награде и планах на будущее


Глобальный диалог

"Глобальный диалог": о рабстве в ИГИЛ, награде и планах на будущее

Они стали мишенью агрессии боевиков ИГИЛ за свою принадлежность к этноконфессиональной группе езидов. За плечами у этих девушек – похищение, плен, групповые изнасилования, смерть близких. Им удалось бежать, и сегодня Надия Мурад и Ламия Аджи Башар рассказывают миру о случившемся с ними и с их народом. Напомним что группировка “Исламское государство” подвергает езидов гонениям, пообещав стереть с лица земли представителей этого этнического немусульманского меньшинства.
Смелость девушек не оставила равнодушным мировое сообщество. Надия и Ламия стали лауреатами премии Андрея Сахарова “За свободу мысли”. Журналист “Euronews” Изабель Кумар встретилась с ними в Европарламенте, который учредил и вручает эту престижную награду.

Изабель Кумар: “Огромное спасибо, что нашли время для интервью.
Надия и Ламия, вы через столько испытаний прошли, как вы чувствуете себя сегодня?”

Надия Мурад: “Я была в плену у ИГИЛ в числе 6,5тысяч езидских женщин и детей, а сегодня я – лауреат! Я счастлива получить эту награду. Задача группировки “Исламское государство” – заткнуть нам рты, лишить чести. Они не считают нас за людей, мы – особи женского пола, которых нужно насиловать, которых можно перевозить, продавать. Их цель – искоренить езидов”.


Надия Мурад

  • Родилась и выросла в деревне Кочо в Ираке
  • Попала в плен к ИГИл в августе 2014 года при атаке боевиками ее села
  • Пережила гибель 18 близких родственников
  • В настоящее время Надия – посол Доброй воли ООН и лауреат премии Сахарова
*Девушке предоставлено убежище в Германии

Изабель Кумар: “Ламия, а как вы воспринимаете награду?”

Ламия Башар: “Для меня, девушки, переживший насилие в плену у ИГИЛ, награда – большая поддержка. И не для меня одной! Для всех женщин и девушек, которые подвергались постоянным изнасилованием и унижениям”.


Ламия Аджи Башар

  • Ламия попала в плен к боевикам ИГИЛ в 16-летнем возрасте при атаке ее родного села Кочо
  • Провела в плену 20 месяцев
  • Подорвалась на мине при попытке побега
  • Получила убежище в Германии

Изабель Кумар:“Вы сегодня рассказываете ужасные подробности случившегося с вами. Какой реакции мирового сообщества вы ждете?”

Надия Мурад: “Мы хотим, чтобы мировое сообщество остановило эти ужасы, наказало тех, кто пытается нас уничтожить. Все виновные должны предстать перед Международным уголовным судом. Наша задача – оградить от преследований женщин и детей, а также представителей меньшинств, малые общины, такие как наша, езидская, христиан в Ираке и Сирии”.

Изабель Кумар: “Я думаю, чтобы до конца оценить вашу сегодняшнюю работу, вашу смелость, отчаянность, важно знать, что именно с вами произошло в плену.Я знаю, как вам больно вспоминать… И все же: вы могли бы немного рассказать о годах, проведенных в плену у ИГИЛ?”

Ламия Башар: “Я провела в плену “Исламского государства” год и 8 месяцев. Все это время меня там насиловали, продавали, меняли на других женщин. Похитители делали с нами все, что хотели. Они отбирали детей у матерей, похищали девушек, продавали их. Учили женщин и детей пользоваться оружием”.

Изабель Кумар: “Сколько лет было похищенным девушкам?”

Ламия Башар: “Некоторые были совсем детьми, восемь-девять лет. Но среди нас были и многодетные матери. Так вот, мы все были рабами”.

Изабель Кумар: “Надия, как с вами обращались мужчины в плену?”

Надия Мурад: “Те, кому как мне и Ламие удалось вырваться из плена, говорят миру: девушки в Сирии и Ираке подвергаются пыткам, живут в нескончаемом ужасе! Несмотря на эти свидетельства, из рук игиловцев не вырвали ни одного ребенка. Пленники сами должны искать пути спасения, не представляя, куда идти. И тем не менее девушки пытаются вырваться из рабства любой ценой. Как те две девочки, что были с Ламией: они предпочли умереть, но не оставаться в плену”.

Изабель Кумар: “Вы пытались бежать. Что случилось при первой попытке, которая, я знаю, не удалась?”

Надия Мурад: “Езидской девушке очень сложно убежать из плена ИГИЛ, поскольк группировка контролирует регион в целом.
Получается, что даже если девушке удается вырваться, то местные жители, к которым она обращается за помощью, отводят ее обратно.И так без конца. Я решила для себя: лучше умереть при побеге, чем остаться у них. Первый раз, когда меня поймали, меня изнасиловали, так сказать, в наказание. Я решила не опускать рук. И мне все же удалось убежать”.

Изабель Кумар: “Ламия, вы встречались в плену с жалостью со стороны похитителей? С какими-то человеческими чувствами?”

Ламия Башар: “Нет. Я не встретила в плену ни одного хорошего человека”.

Изабель Кумар: “Ламия, вы проходите курс лечения. Я знаю, что при побеге вы задели мину, были ранены. Как ваше здоровье сегодня?”

Ламия Башар: “Да, я по-прежнему регулярно посещаю врачей, мой глаз болит, как и лицо в целом. Мне еще предстоит долечить эти раны”.

Изабель Кумар: “Одна из ваших задач – добиться уничтожения группировки ИГИЛ. Мало кто знает ее устройство изнутри так хорошо, как вы. Скажите, как она функционирует?”

Надия Мурад: “Игиловцы говорят, что опираются на законы шариата. Надо понимать, что ИГИЛ – это не отдельные люди и даже не сотни людей, нет, речь идет об огромной поддержке со стороны общества. У ИГИЛ есть общественная поддержка, есть оружие, нефть, деньги. Они могут получить все, что им нужно. Мы ведь ни разу не слышали, что ИГИЛ в чем-то нуждается, верно? После двух с лишним лет войны в Сирии и Ираке группировка имеет все необходимые ресурсы. Им помогают – и отдельные организации, и, возможно, страны”.

Изабель Кумар: “Ламия, в плену вас заставляли работать?”

Ламия Башар: “Да, меня на 5 месяцев перевезли в Мосул. Там меня заставляли изготалвивать взрывчатку для автомобилей, пояса смертников и другие бомбы”.

Изабель Кумар: “Вы обе очень молоды, вы, Ламия, совсем еще подросток. О чем вы мечтаете? Как видите свою жизнь, на что надеетесь?”

Ламия Башар: “О будущем я думаю так же, как и любая девушка моего возраста. Я хочу ходить в школу, изучать иностранные языки. Самое важное для меня – быть с моей семьей. И я мечтаю, чтобы домой вернулись все похищенные девушки”.

Изабель Кумар: “А вы, Надия, чего ждет от будущего?”

Надия Мурад: “Моя мечта – добиться защиты для малых общин, таких, как езидская община или христианские меньшинства в Ираке, Сирии, в регионе в целом. Важно, чтобы они не исчезли с лица земли.
ИГИЛ мечтает извести этих людей, моя мечта – не дать им добиться своего. Люди должны жить – вне зависмости от цвета кожи, религии, национальности. Люди должны уважать людей такими, какие они есть”.

О каждом событии можно рассказать по-разному: что пишут об этом европейские журналисты из других наших языковых служб?

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Глобальный диалог

Эс-Себси: "Тунис - на передовой линии борьбы с терроризмом"