Срочная новость

Срочная новость

Ливия превращает беженцев в заключенных

Триполи, центр содержания беженцев.

Сейчас воспроизводится:

Ливия превращает беженцев в заключенных

Размер текста Aa Aa

Триполи, центр содержания беженцев. Несколько реплик:

– По пятницам они отправляются отлавливать чернокожих, сажают людей в тюрьмы – безо всяких причин! – Они нас называют животными, бьют…

- Посмотрите на его кожу, посмотрите. н здесь уже 11 месяцев, какая это жизнь?

- Мы поняли, что превратились для них в бизнес. Они просто хотят заработать на нас, и все!

Эти люди – лишь капля в море тысяч и тысяч африканских переселенцев, которые оказались в стенах центров временного содержания в Ливии. С падением режима Каддафи пять лет назад ситуация с иммигрантами здесь резко ухудшилась. Страна, как и прежде, остается перекрестком для мигрирующих из Африки ( и в пределах континента, и мечтающих уехать в Европу). Однако управлять этими многочисленными людскими потоками сегодняшняя Ливия не в состоянии. По официальной статистике, на ее территории сегодня скопилось более 300 тысяч тысяч мигрантов.

*“София” и спасает, и губит

Абсолютное большинство стремится в Старый Свет, до которого – около 300 километров морем. Нередко путешествия беженцев заканчиваются драмами, которые пытается предотвратить береговая охрана. Однако у спасателей нет необходимого снаряжения и транспорта.

Так, у команды, патрулирующей 120 километров береговой линии в районе Триполи, в арсенале – лишь 6 надувных лодок 12-метровой длины. Которые изначально не подходят для длинных дистанций и открытого моря. Ливийская бригада утверждает: с тех пор, как европейцы стали послать в Средиземноморье своих спасательные суда, количество нелегальных перемещений выросло. Люди верят, что их спасут.

Шеф береговой охраны рассказывает: “Сегодня беженцы не должны проходить сотни морских миль, как прежде. Им достаточно проплыть 10-12, и вот они уже вне территориальных вод Ливии в зоне ответственности судов спасательной миссии София. Тамошние спасатели ждут их и сами доставляют к европейским берегам”.

В расчете на короткое путешествие лодки забиваются людьми до отказа. Они переворачиваются, едва отчалив от берега. Это – главная причина роста смертности в море”.

По оценкам ООН, в этом году в Средиземном море погибли 4700 человек, что стало абсолютным рекордом.

Министерство без министров

Мы отправляемся в департамент по борьбе с нелегальной иммиграцией. Здесь выясняется, что ведомству остро не хватает кадров. Куда делись люди?

Сотрудник ведомства рассказал: “Многие уехали воевать в Сирт, они там борются с группировкой “Исламское государство”. У нас практически не осталось отрядов быстрого реагирования”.

После падения режима Каддафи,сдерживавшим отток нелегалов за пределы континента, из Ливии хлынули люди. Одна из самых востребованных профессий здесь – проводник, организатор выезда в Европу. Пик спроса пришелся именно на 2016 год, по признанию самих проводников. С одной лодки “Зодиак” они получают 16 тысяч евро прибыли. Рыболовецкое судно, нагруженное иммигрантами, позволяет увеличить сумму сборов до 100 тысяч.

Проводник, встреченный близ Триполи: “ Спасательная миссия “София” здорово помогла нам. Раньше надувные лодки могли идти до европейских берегов 17 часов, 20 и даже 24. А теперь путешествие длится максимум 4 часа”.

Как и береговому патрулю, департаменту по борьбе с нелегальной иммиграцией не хватает финансирования. Структура подчиняется министерству внутренних дел, где вот уже три месяца нет средств на выплату зарплаты сотрудникам. А также на закупку самого необходимого для функционирования структуры.

Сотрудник департамента: “Ни компьютеров, ни машин, ни снаряжения. ни спецодежды, ни средств связи… Нам по каждому пункту нужна помощь!”

В первую очередь претензии здесь адресуют международному сообществу. Почему?

Сотрудник департамента: “Наша ситуация усугубляется тем, что ни ЕС, ни международная организация по миграции, ни “Фронтекс”, ни ООН не выполняют подписанных с Ливией соглашений в том, что касается финансов, логистический и технической помощи.
Хочу подчеркнуть: Ливия не может вечно быть эдаким работающим за бесплатно стражем, сдерживающим отток беженцев в Европу. Европа не признается, но мы-то знаем, чего она хочет: сделать из нашей страны накопитель нелегалов, которые потом стали бы ливийскими гражданами. Так вот, этого не будет. Ливийцы никогда с этим не согласятся”.

Центры отчаяния

Беженцы, которых останавливают сотрудники департамента по борьбе с нелегальной иммиграцией, затем переправляются в центры временного содержания. В стране их больше двух десятков.

Мы без предупреждения заглянули в один из них, в Триполи. Директора на месте не оказалось. Охрана разрешает войти…

Официально такие центры работают под патронатом министерства внутренних дел, на практике ими нередко управляют представители различных группировок, народной милиции, которые претендуют на контроль за ситуацией наряду с властными структурами.

В ангаре находятся свыше ста человек. Воздуха пропах нечистотами.

Люди спешат рассказать о своей ситуации: – Кто-то здесь 10 месяцев живет, кто-то полгола, кто-то год. И да, у нас тут и умирают, и с ранениями попадают.

- За день удается получить чашку еды, иногда и не полную порцию. Это все. никаких о завтраков, обедов. Мы домой хотим!

Здесь многие плачут от боли. Ножевые ранения, ожоги, нелеченные инфекции, вши. Обитатели ангара говорят, что от таких условий люди умирают…

Мы перебираемся на женскую часть. На первый взгляд, условия лучше. Присматриваемся: нет, тоже очень плохо.

Матери показывают и рассказывают:

- Я жду ребенка. Здесь нет никакой медицинской помощи. Мы толком не едим, не спим. И чуть что, по людям отрывают огонь.

- Дочка не пьет молоко, питается рисом. Ей 4 месяца. И у нас ничего нет, даже подгузников. Посмотрите, чем мы ее кормим. Рисом, сваренным три дня назад.

- Ни лечения, ни препаратов, ничего.

- Ребенок уже третий день болен.

Здешние обитательницы рассказали, что были пойманы на улице или арестованы прямо по месту жительства: “Идешь себе по дороге и попадаешь к ним в руки. Тебя просто забирают. Мы поняли, что стали для них источником наживы. Они на нас зарабатывают. Из международной помощи, выделяемой для беженцев в Ливии, до нуждающихся доходит процентов пять, не больше. Мы приехали в Ливию не за субсидиями. Мы приехали, чтобы улучшить свою жизнь. Если мы никому здесь не нужны, пусть помогут нам уехать”.

Из-з отсутствия медпомощи многие женщины здесь теряют детей. Они говорят, что охранники их бьют и систематически насилуют: “Если нам что-то нужно, они требуют денег. Ну, а если денег нет, то они… нами пользуются. У меня сын, ему хотя бы изредка нужно молоко. Денег нет, и ты вынужден играть по их правилам. Поднимаешь юбку и позволяешь им все. Почему, вы думаете, я лицо прячу? Потому что потом мне могут причинить вред”.

Гумпомощь для телекамер

Большинство центров систематически нарушают права мигрантов. Однако есть и исключения. Мы побывали в одном из лучших, по отзывам. Директор показал здание, где живут люди – старое и неудобное; рассказал о постоянной нехватке средств: скоро центр не сможет расплачиваться с поставщиками продовольствия.
Люди питаются остатками гуманитарной помощи, но и они скоро подойдут к концу.

Директор одного из центра для мигрантов в Триполи: “Мне просто неловко об это говорить и показывать, но неправительственные организации не выполняют своих обязательств, а ведь они получают финансовую помощь от нескольких стран. Вот пакетики, которые они нам выдают раз в месяц иди два. Их представители приезжают сюда, чтобы раскрутиться, так сказать, в СМИ. Снимают на видео раздачу небольших наборов для мигрантов”.

Полсотни постояльцев центра на отношение не жалуются . Они говорят, что руководство и охрана ведут себя корректно. Однако у всех одна мечта – как можно скорее уехать отсюда.

Постоялица центра: “К нам тут хорошо относятся. Но мы устали. Раз здесь все хотят, чтобы мы вернулись в Нигерию, мы готовы туда уехать в любое время. Международная организация по миграции сообщила нам, что нужно подождать. Вот-вот год закончится, а никаких подвижек нет. Мы уехать хотим!”

По словам ливийских властей, почти восемь тысяч человек были отправлены на родину с мая 2015. Но для большинства мигрантов возвращение невозможно.

Директор центра для мигрантов поясняет: “Посольства африканских стран не сотрудничают между собой. Причина очень проста. Во-первых, они не имеют диппредставительств в Ливии. А во-вторых, просто не знают, что делать с беженцами, если те вернутся. Для них эти люди – еще одна головная боль, они только рады, если беженцы уедут. Эти страны не учитывают, что и для Ливии их граждане могут стать проблемой”.

Те, кто не попал в центры содержания, пытаются выжить в городе, полном опасностей. Этот перекресток в Триполи хорошо известен иммигрантам. Десятки мужчин ежедневно приходят сюда в надежде найти работу. Работодатели с конкретными предложениями появляются здесь реже преступников.

Мигрант: “Каждый день здесь отстреливают людей, как животных. Или похищают, чтобы потом требовать выкуп. Это несправедливо. Работодатели же…часто не платят за работу. Ты все сделал, а тебя выставили. Пусть ООН нам поможет!”

Все здесь мечтают о Европе…

Мигрант: “Мы приходим сюда, чтобы накопить денег и уехать. Морем. Мы мечтаем добраться до Италии. Каждое утро люди приходят сюда в надежде на заработок у арабов. Тут уже кому как повезет. Ведь вполне реально столкнуться с вором, который ничего не заплатит или отправит вас в тюрьму, и тогда уже вам самому придется платить за освобождение. Если я немного сэкономлю, смогу купить место в лодке. Но и там, прямо в море, нас могут поймать и посадить в тюрьму. И опять нам придется искать деньги на выкуп. Видите, как оно… Мигрантам в Ливии не сладко”.