Срочная новость

Смерть команданте: что говорят в Европе

У посольства Кубы в испанской столице царила напряженная атмосфера.

Сейчас воспроизводится:

Смерть команданте: что говорят в Европе

Размер текста Aa Aa

У посольства Кубы в испанской столице царила напряженная атмосфера. Здесь собрались сторонники и оппоненты Фиделя Кастро. Одни выкрикивали лозунги “Да здравствует революция, да здравствует Куба”, другие скандировали “убийца”, “тиран умер”. Правоохранительным органам пришлось вмешаться, чтобы избежать столкновений.

“Долой Фиделя Кастро, – говорит покинувший Кубу Хуан Рамон Риверо, – Да здравствует свободная Куба и свобода для тех, кто был заключен в тюрьмы за правду. Для Кубы настало время стать демократической страной.”

Грегорио Бенито, сторонник Кастро, сказал репортерам: “Я опечален новостью о смерти команданте. Мы все знали, что это когда-нибудь произойдет… Он по праву заслужил свое место в истории.”

Глава испанского кабинета Мариано Рахой выразил свои соболезнования правительству и властям Кубы в связи с кончиной Кастро, назвав его фигурой исторического значения.

Лидер британских лейбористов Джереми Корбин подчеркнул, что Фидель Кастро являлся грандиозной личностью в мировой истории, оказавшей влияние на развитие событий в Латинской Америке и на юго-западе Африки, а также политиком, добившимся успехов в социальной сфере.

Корбин: “Что впечатляет на Кубе, так это системы образования и здравоохранения. И я думаю, что в этом заключается наследие Фиделя. Он был значимой фигурой на мировой арене. Человеком, выступавшем против апартеида и тем, кто привнес в этот мир другое видение и другой набор ценностей.”

Президент Франции Франсуа Олланд назвал Кастро “воплощением кубинской революции” и “гордости, с которой кубинский народ отверг чужое владычество”. Олланд призвал полностью отменить эмбарго в отношении Кубы.

Олланд: “Кастро всегда с гордостью защищал Кубу от любого давления извне, в том числе от неблагоприятного воздействия эмбарго, которое нанесло стране сильный ущерб. И даже если я осуждал нарушения прав человека на Кубе, то что касается эмбарго, я всегда говорил, что эмбарго в отношении Кубы было недопустимым и односторонним решением.”