Срочная новость

Срочная новость

Новая надежда для тех, кто обездвижен

Сейчас воспроизводится:

Новая надежда для тех, кто обездвижен

Размер текста Aa Aa

Парализованный примат вновь может передвигаться

Нижние конечности действуют. У животного была травма спинного мозга, которая, казалось, обрекла его на неподвижность и гибель. Специалисты из Швейцарии, много лет изучавшие подобные проблемы, говорят, что их разработка – надежда для многих парализованных людей обрести самостоятельность.

Если коротко, то повреждение спинного мозга приводит к тому, что сигналы, идущие от него, перестают достигать нейронов, те – не отдают команду мышцам и мускулам, и человек не может совершать движений.

Задача – не восстановить повреждения в ткани спинного мозга, а восстановить связь между своеобразными командными центрами. За движение разных конечностей отвечают разные отделы головного мозга. Чтобы восстановить связь, потребовалось установка особого импланта, фактически – радиопередатчика, который и должен взять, по мысли исследователей.

Как объясняет нейрофизиолог Грегуар Куртин, “имплант действует как компьютер, создавая тот самый, утраченный биологический интерфейс, позволяющий осуществлению связей между двумя органами у приматов. Спинной мозг реагирует не только на прямые внешние раздражители, это еще и орган одной из сигнальных систем”.

Результаты научной работы были только опубликованы во влиятельном журнале “Nature”. Пока оно касалось лишь приматов. Следующий этап, как говорят эксперты – это исследования с участием хомо сапиенс.

Горизонт задач определяется необходимостью – людям, лишившимся подвижности в результате тяжёлой травмы, требуется реабилитация. А не ожившая глава из научно-фантастического романа, ставшая в какой-то момент реальностью.

“Мы не строим долгосрочных планов, мы не надеемся, что уже завтра тот, кто был парализован, пойдёт своими ногами. Мы сейчас работаем на среднесрочную перспективу. Мы хотим помочь этим людям улучшить качество их жизни”, – резюмирует Грегуар Куртин.

Речь, по мнению экспертов, идет о ближайших десяти годах напряжённой исследовательской работы.