Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Беженцы: обуза или толчок к развитию экономики?


real economy

Беженцы: обуза или толчок к развитию экономики?

Могут ли отчаявшиеся и уставшие от скитаний на пути в Европу беженцы принести экономическую пользу странам, которые их принимают, таким, как Германия? Этот вопрос мы изучаем в очередном выпуске программы “Реальная экономика”.

1,2 миллиона прошений о предоставлении убежища было зарегистрировано в 2015 году в странах Евросоюза. Кажется, это много. Но рассмотрим эти цифры в контексте. Нынешним летом было подано более 300 тысяч заявлений. А это – лишь около 600 прошений на миллион европейцев.

Но как оценить экономическое воздействие этого явления на Европу с учетом правил предоставления убежища? Ведь отделить настоящих беженцев от экономических мигрантов очень сложно.

Расходы на интеграцию

После прибытия лиц, ищущих убежища, первая принимающая страна несет расходы на обработку их заявок, предоставление им пищи, жилья, медицинской помощи и образования. Таким образом в этой стране увеличивается совокупный спрос и финансовые расходы, а также доходы коренных работников, увеличивается объем производимых товаров и услуг. Это позволяет снизить давление на заработную плату и инфляцию позднее, когда лица, ищущие убежища, наконец, выходят на рынок труда. В зависимости от действующих в разных странах правил, это может занять до 2 лет.

К моменту, когда они имеют право начать поиски работы, мигранты, как правило, уступают по своим возможностям местным работникам. Ключ к сокращению этого разрыва – в расширении возможностей трудоустройства: мигрантов можно поселить ближе к месту работы, рынку труда добавить гибкости, организовать для них курсы языка и профессиональной подготовки. Успешная экономическая интеграция может способствовать бюджетной устойчивости принимающей страны, а также потенциальному разрешению демографических проблем.

Германия: земля обетованная

Этим летом 60% лиц, ищущих убежища, прибыли из разрушенных войной Сирии, Афганистана и Ирака. Многие из них оказались в Греции, Венгрии, Италии, Франции. Но каждые 6 из 10 мигрантов прибыли в Германию, где политика открытых дверей имеет как своих сторонников, так и противников. Наш корреспондент Джованни Маджи отправился в эту страну, чтобы узнать, готова ли она рассматривать эту политику как долгосрочную инвестицию.

Для немецких компаний, в частности, технологического гиганта SAP, интеграция беженцев – серьезный вызов. Сириец Насер и афганец Моханад, которые называют Германию своим новым домом, – влились в трудовые ряды, пройдя профессиональную подготовку в совершенно новой для них среде.

“Главная трудность – немецкий язык, – признается Насер Атиф. – Мы должны ходить на курсы, пока не достигнем уровня, необходимого для того, чтобы получить доступ на рынок труда. Кроме того здесь иная культура. Здесь все по-другому”.

“В моей стране я занимался маркетингом на фабрике по производству керамики, – рассказывает Моханад Алфар. – Я считал, что наши методы ведения бизнеса были современными. Но на самом деле там мы отстали на расстояние световых лет. Предстоит многому научиться”.

Начальник отдела кадров компании считает, что приобретение новичками необходимых навыков – не проблема, научат:

“Наша задача – найти нужных талантливых людей, независимого от того, откуда они приехали, и являются ли они мигрантами. При необходимости мы и сами можем отправиться в ту или иную страну на поиски нужных нам талантов”.

Таланты нужны Германии, чтобы заполнить около миллиона свободных вакансий. Почти для 700 тысяч из них необходимы специфические навыки. Отметив это, Хусейн, приехавший в Берлин из Сирии, открыл интернет-портал с предложениями по трудоустройству для мигрантов:

“Поначалу мы работали как LinkedIn, сопоставляя кандидатов, которые есть в нашей базе данных, с вакансиями. Сейчас мы работаем как агентство по трудоустройству. Мы связываемся с компаниями, у которых есть вакансии, кандидаты могут с ними ознакомиться и обратиться в компанию напрямую”.

“Более миллиона беженцев прибыли в Германию в течение одного года, – передает из Берлина наш корреспондент Джованни Маджи. – 21,4 тысячи из них нашли работу, но только около 100 был наняты компаниями, входящими в число 30 крупнейших в стране. Это совсем мало, если учесть, что численность активного трудоспособного населения сократится в ближайшие годы на несколько миллионов”.

По оценкам экспертов, прием беженцев обойдется Германии в этом году в 10 миллиардов евро, в 2020-м эта цифра увеличится до 20 миллиардов. Правительство выделило на эти нужды по 6 миллиардов на ближайшие 2 года – то есть более половины нужной суммы. Чтобы сократить издержки, власти намерены сделать политику приема беженцев более эффективной.

“Нам необходимо этого добиться, выбрав из целой серии программ и инициатив самые успешные, которые приносят лучшие результаты, – говорит представитель ассоциации работодателей Штефан Купер. – Мы должны их развивать, реализовывать и расширять”.

Это ключ к экономической интеграции беженцев, которые, как правило, пребывают в трудоспособном возрасте, притом, что население Германии – одно из наиболее стремительно стареющих в мире.

Долгосрочная инвестиция

Пример Германии поднимает много вопросов о долгосрочной перспективе. На них может ответить Ян Голдин, автор книги “Эра открытий”, директор Оксфордской школы Мартина в Оксфордском университете.

Маитреи Ситараман, euronews:

“Когда мы говорим о примере Германии и беженцах, всегда возникает вопрос финансовых расходов. Как немцы увидели в них не потери, а долгосрочные инвестиции?”

Ян Голдин:

“Это и краткосрочная, и долгосрочная инвестиция. В краткосрочной перспективе это дает стимул немецкой экономике, которая будет расти примерно на 0,2% быстрее, чем это было бы без беженцев. В долгосрочной перспективе для Германии, где уровень рождаемости один из самых низких в мире, это будет иметь жизненно важное значение для устойчивости экономики”.

euronews:

“Часто говорят, что нет достаточных доказательств того, что будет именно так”.

Ян Голдин:

“Google не было бы без Сергея Брина, беженца. Стив Джобс был сыном сирийского беженца. Если вы даете людям возможность работать, образование, необходимое для развития их навыков, обеспечиваете передачу и признание их предыдущих степеней, адаптацию к вашей системе, благодаря этому они имеют возможность интегрироваться на рынки труда, знают о наличии рабочих мест, могут до них добраться, могут получить жилье. Это очень важно. Существуют более низкие коэффициенты зависимости среди беженцев, чем среди населения в целом. Те страны, которые их эффективно интегрируют, действительно добиваются успеха, а те, где беженцы не могут работать, где они помещены в гетто, там есть проблемы”.

euronews:

“Что можно сделать в экономике, чтобы коренные работники не чувствовали угрозы их рабочим местам, экономикам их стран?”

Ян Голдин:

“Да, мы видим это в политике, это отвержение из-за ощущения угрозы. У Германии – дефицит рабочей силы и очень низкий уровень безработицы. Если бы у вас был высокий уровень безработицы, можно было бы беспокоиться об этом больше. Весьма примечательно то, что сделала Швеция с учетом численности ее населения – там все понимали, что мигранты займут рабочие места, не занятые местными жителями.Интересно отметить, что даже в Восточной Европе, например, существует огромный дефицит рабочей силы в определенных категориях”.

euronews:

“Что могут сделать беженцы, чтобы снизить беспокойства людей, которые их принимают?”

Ян Голдин:

“Изучать местные языки, чтобы обеспечить применение своих навыков. Абсолютно необходимо уважать обычаи и законы страны, в которую они прибыли. Многие из них занимают рабочие места, имея более высокий уровень подготовки, чем тот, которые нужен для этой работы. Но, я думаю, нужно признать, что этот процесс требует времени. Принимающей стороне тоже трудно. Процесс адаптации должен идти с обеих сторон. И через 4-5 лет можно будет увидеть настоящий прогресс, если принимающая страна и беженцы предпримут необходимые усилия”.

Сильнее, ближе, теснее: ЕС планирует дальнейшую интеграцию в ответ на кризис

real economy

Сильнее, ближе, теснее: ЕС планирует дальнейшую интеграцию в ответ на кризис