Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

«Нужно сорвать маски с лицемеров»: свидетель о жизни в западном Алеппо


Сирия

«Нужно сорвать маски с лицемеров»: свидетель о жизни в западном Алеппо

Жители Алеппо каждый день рискуют своими жизнями. Это относится как к жителям восточного Алеппо, находящегося под контролем исламистов, так и к жителям западного Алеппо. Но информация о жизни в западном Алеппо редко появляется в западных СМИ.

Корреспондент Евроньюс Мария-Доминик Иллеш поговорила с сирийским врачом, работающим в одной из больниц в западной части Алеппо. Этот врач, получивший медицинское образование во Франции, согласился ответить на вопросы на условии анонимности.

Его ежедневная работа состоит в оказании помощи раненым. Он протестует против ложного впечатления, будто люди гибнут только в восточной части города. Хотя по западной части сирийская и российская авиация не наносит авиаударов, её жители подвергаются регулярным артиллерийским и миномётным обстрелам со стороны восточного Алеппо. Гуманитарные коридоры, созданные для выхода мирных жителей из подконтрольных исламистам кварталов, обстреливаются боевиками, как только люди пытаются ими воспользоваться.

*Находится ли ваша жизнь под угрозой?*

Каждое утро, покидая дом, я задаюсь вопросом, вернусь ли я обратно. В данный момент, например, к нам в отделение поступили раненые горожане, попавшие под миномётный обстрел. Один из них был прооперирован в срочном порядке. Я не хочу сказать, что в восточной части города мирные жители не получают ранений, но у нас их не меньше. Каждый день к нам поступают раненые: и взрослые, и дети, и младенцы. Мы выбиваемся из сил. Несколько церквей и школ были разрушены в результате обстрелов. Где бы человек не находился — в школе, на рынке, на улице, в магазине — он может попасть под бомбы, летящие из восточной части Алеппо. Многие из нас потеряли своих родителей или друзей. Мы любим жизнь и мы устали от многолетней войны. Ад продолжается в обоих частях города. Люди гибнут и там, и здесь.

*Много говорилось о гуманитарных коридорах для доставки продовольствия и медикаментов в восточную часть. Функционируют ли они?*

Нет! Недавно отчаявшийся дядя одной из наших медсестёр попытался выйти из восточной части со своей женой и двумя детьми по гуманитарному коридору. Но они были тут же расстреляны. Мирные жители там используются в качестве живых щитов. Любого, кто пытается приблизиться к этим коридорам, убивают. Мы несколько дней ждали, когда российские военные организуют гуманитарные коридоры. Но, повторяю, боевики «Ан-Нусры» казнят любого, кто к этим коридорам приблизится.

*Опишите условия, в которых вам приходится работать в западной части города.*

Гражданская война разделила город на две части. Мы лечим как огнестрельные ранения, так и обычные заболевания. Раненых лечат бесплатно даже в частных больницах. Все медицинские учреждения лечат раненых бесплатно, поэтому их направляют в ближайшую от места ранения больницу. Мы лечим пулевые и осколочные ранения, причинённые разрывами бомб и ракет, а также такие заболевания как бронхит, инфаркт и диарея. В настоящий момент у нас нет недостатка в медицинских материалах, но у нас большая проблема с электроэнергией. Почти два года назад боевики отключили электроснабжение города. Нам приходится работать при помощи электрогенераторов. Иногда они перекрывают водопровод, и у нас месяцами не бывает воды. Вода это жизнь. Пока армии удаётся поддерживать водоснабжение.

*Почему вы не уезжаете?*

Друзья тоже спрашивают меня, зачем я рискую своей жизнью. Но я врач. На нашей работе важно сохранять человечность. Помогать это наша миссия. Это моя работа, здесь мои пациенты, к которым я привык. После стольких лет, проведённых здесь, невозможно всё бросить. К тому же я здесь нужен. Деньги это не главное в жизни. Существует еще бескорыстие и желание служить людям.

*Война продолжается уже пять лет. Но вы поселились в Алеппо задолго до войны, не так ли?*

Да, я хотел создать здесь свою больницу. И у меня получилось. В нашем коллективе из 60-70 врачей и хирургов царит дружеская атмосфера. Среди нас есть курды, мусульмане, христиане и атеисты. До войны в Алеппо проживали 5 млн человек. Многие из них были вынуждены уехать. Когда-то мы были счастливы здесь. Сирия — прекрасная страна с приятным климатом. Население дружелюбно, гостеприимно, мы живём вместе во взаимном уважении. Мы не задавались вопросом, кто из нас мусульманин, а кто христианин.

*Как реагируют на происходящее ваши пациенты?*

К сожалению, мы наблюдаем, как у них развивается посттравматическое расстройство. И дети, и взрослые переживают психологический стресс, они напуганы. С моими друзьями и коллегами мы думаем над тем, как помочь им преодолеть этот синдром. Физическую травму можно увидеть, а травму души нет. Но даже если она не видна, её нужно лечить. Для этого в страну должен вернуться мир.

*И что для этого нужно сделать?*

Для этого нужно сначала понять причины этой войны. Посмотреть на всех этих оболваненных и несущих смерть людей, приехавших сюда из разных концов света, включая Чечню и Саудовскую Аравию. Нужно избавиться от них и начать переговоры с более умеренными. К сожалению, когда фанатики хотят навязать свою волю, свою культуру нетерпимости, это всегда приводит к конфликту и появлению культа смерти. Они навязывают свои законы, запрещают женщинам выходить на улицу, заставляют их носить паранджу и относятся к ним как к рабыням. Людей на подобие тех, что захватили Батаклан в Париже, здесь сотни тысяч. В Европе такого рода людей считают преступниками. Точно также к ним относятся и в Сирии. Мы не хотим жить рядом с ними.

*Испытываете ли вы страх?*

Да, я испытываю страх. Когда ИГИЛ направляет сюда своих боевиков, бросающих бомбы и кричащих, что они уничтожат любого, кто не мыслит также, как они, да, я испытываю страх. Армии удаётся защищать Алеппо. Но когда мы видим, как сюда прибывают всё новые готовые погибнуть фанатики, мы испытываем страх, потому что они не боятся ничего.

*Сохраняете ли вы надежду?*

Эти фанатики угрожают Европе. Я не думаю, что вы обрадуетесь, когда то, что происходит здесь, докатится до ваших городов. Я сохраняю надежду, потому что, например, во Франции или Бельгии люди не начинают убивать друга друга из-за разногласий между правыми и левыми, фламандцами и валлонами.

Согласно мировоззрению фанатичного терроризма, нужно уничтожить все формы демократии. Я думаю все мы должны опасаться распространения этой опасной идеологии в мире. Нужно сорвать маски с лицемеров. Здесь, в обеих частях Алеппо, люди имеют право на жизнь. Но из-за геополитических интересов происходит уничтожение целого народа, целой страны и города Алеппо, который насчитывает 10 тысяч лет истории.