Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Бионический человек Хью Герр


Sci-tech

Бионический человек Хью Герр

Своё первое восхождение Хью Герр совершил в восьмилетнем возрасте. В 17-ть он был уже опытным альпинистом. Однажды во время одного из сложных подъёмов погодные условия испортились, Хью с товарищем попали в метель, они провели на ветру и морозе несколько часов. У Хью, когда его спасли, были тяжелые отморожения нижних конечностей, его жизнь могла спасти лишь немедленная ампутация обеих ног.

Но Хью это не привело в отчаяние. Он дал себе слова вновь выйти на горный склон и вновь штурмовать вершины. Сегодня Хью возглавляет исследовательскую группу в Массачусетском технологическом институте. Он и его сотрудники разрабатывают новые типы протезы конечностей.

Ему только что вручили премию принцессы Астурийской в номинации “Наука и технологии”.

С Хью Герром встретился журналист euronews Кристофер Камминс.

Хью Герр: “Мне тогда сделали обычные протезы. Это было почти 35 лет назад. Я был в ужасе. Я сказал себе – “Ну не может быть такого ада!”. Они были из деревяшек и из резины. Ничего, чтобы учитывало бы мое телосложение. Никаких сенсоров и датчиков. Никаких компьютеров, никаких попыток наладить мускульную память. И я тогда сказал еще – “Это какая-то неудачная шутка. Это идиотизм”. И именно эта моя жизненная ситуация подвигла меня на то, чтобы заниматься созданием протезов. Я в первую очередь думал о том, что хочу вернуться к занятиям альпинизмом.

Кристофер Камминс: “У вас были какие-то наработки до этого?”.

Хью Герр: “Я мастерил на каникулах, когда учился в старших классах. Я в этом смысле соображал, как соединить дерево и резину, как соединить дерево, металл и резину. Поэтому я пошёл в магазин, купил материалов и начал работать. Сверлить и паять. И у меня что-то в итоге получилось. Это что-то я даже смог надеть и даже смог начать тренировки по восхождению. И у меня все получалось. Получалось настолько хорошо, что мне какие-то особые продвинутые протезы не требовались в тот момент. Но я не собирался останавливаться на достигнутом, я хотел выйти за прежние стереотипы представлений о жизни инвалида. Я ставил себе более сложные задачи. Я думал о том, как живут те, у кого нет ног, нет рук, кто лишён зрения. Кто парализован в результате болезни. Я думал о том, чтобы облегчить их жизнь, вернуть их из состояния уныния, дать им радость”.

Крис Каминс: “И тогда вы стали интересоваться бионикой?”.

Хью Герр: “Да. Именно”.

Кристофер Камминс: “Объясните, как это работает, каков принцип действия”.

Хью Герр: “Это бионические конечности. Это что-то фантастическое. На каждой – три компьютера, ну, не слишком большие. Двенадцать сенсоров, которые ведут измерения скорости, позиции, температуры и усилий, которые требуется приложить. Решения принимаются в соответствии с алгоритмом, который рассчитывается компьютером. Есть выражение – контролировать каждый шаг. Так вот, это его буквальное воплощение. Протезы снабжены электрическими аккумуляторами. Они заряжаются за ночь или за время отдыха. Сегодня у нас есть возможность контролировать практически любое мускульное действие. Сегодня мы параллельно изучаем поведение нейронов при совершении того или иного движения и жеста. Сегодня имеются прототипы, хорошо работающие, протезов, которые имеют связь с нейронами, мы в состоянии расшифровать высшую нервную деятельность в момент, когда делается физическое усилие. Сегодня имеется и программное обеспечение, умеющее все это просчитать. Мы готовы сделать протезы, которые могут быть подсоединены особым путём к требуемым участкам головного мозга. То есть практически это уже не протезы. Это уже мои собственные конечности. Они имеют почти ту же чувствительность, что и обычные ноги или руки”.

Кристофер Камминс: “Чувствительность?”.

Хью Герр: “Да. Имеются прототипы. Есть конкретные результаты. Это все в скором будущем получит, что называется, промышленную прописку”.

Кристофер Камминс: “Говоря о внедрении в производство, ведь речь идет об очень ёмком сегменте рынка. Это многие миллионы, даже миллиарды долларов. Это высокие технологии. И этот конечный продукт будет стоить очень дорого. А что насчет тех, кто не сможет его купить? Потому что у них нет денег. Есть ли возможность удешевить его?”.

Хью Герр: “Мы и в этом отношении ведем наши разработки. Мы специально предусматриваем необходимость поддерживать уровень производственного решения и одновременно снижать на него цену. Мы сумели сделать так, что частично производить протезы можно на небольших фабриках и в мастерских. Сегодня там работают люди, умеющие выполнять сложные технические задания. Мы также знаем, что рынок очень ёмкий, спрос на продукцию большой, а увеличение количества всегда за собой влечёт снижение цены для потребителя.

Следующий этап – создание нового гуманоида, который живёт в цифровой реальности. Гуманоиду не понадобится многое, в том числе белье, или даже конечности, чтобы осуществлять многие жизненно важные функции и операции. Наша цель – сделать протезы именно такими. Чтобы они не ощущались как протезы, а воспринимались бы как пара запасных ног или рук. Гуманоид нам нужен, чтобы понять, как оптимально интерфейс протезов может взаимодействовать с тем, кто их будет носить. Это еще один, очень важный аспект наших исследований, которые мы тут ведем”.

Кристофер Камминс: “А что насчет этики в данном случае?”.

Хью Герр: “Этические вопросы в таких ситуациях часто встают на повестке дня. Но я должен сказать, что тут перед нами открываются иные перспективы. Речь идет о том, чтобы в принципе закончить с таким понятием как инвалидность. Больше не будет страданий, переживаний, депрессий из-за того, что какая-то часть тела перестала функционировать должным образом или перестала действовать вообще. Это – невероятная возможность для человечества. Разумеется, этичность подхода имеет значение, этика играет важную роль, но я бы не стал преувеличивать ее роль: мы говорим о том, что мы должны ответственно подходить к решениям на каждом этапе работ. И, конечно же, нам нужны законы и правила, которые касаются этой сферы науки, производства и жизни социума.

Мы сегодня работаем над самыми невероятными проектами. Мы пока не знаем, как протезы смогут взаимодействовать с периферийной нервной системой. Пока мы сумели создать безупречно работающий интерфейс. Нам предстоит многое усовершенствовать в том, что касается дизайнерского решения протезов. Сегодня мы в самом начале пути внедрения наших разработок, а бионика чем дальше, тем больше становится междисциплинарной сферой знаний, которая включает в себя и физиологию, и психологию”.

Кристофер Камминс: “Так что когда в следующий раз у меня заноют мениски, я просто заскочу в супермаркет, я правильно вас понял? Поздравляем вас с наградой. Спасибо за ваш рассказ и успехов вам в вашей работе”.

Выбор редакции

Следующая статья
Новый день Помпеев

Sci-tech

Новый день Помпеев