Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Албания: образование против кровной мести


мир

Албания: образование против кровной мести

Лильяна Луани из города Шкодра на севере Албании добирается до своих учеников на автобусе, потом пешком. За день она посещает несколько разных деревень.

У 56-летней учительницы нет иного выхода. Вернее, не у неё, а у её учеников. Они не могут ходить в школу. Если они выйдут за порог собственного дома, то умрут.

Албания — член НАТО и кандидат в члены Евросоюза. В то же время это одна из самых малонаселённых и бедных стран Европы.

После падения коммунистического режима в бедных сельских районах с новой силой вспыхнула древняя традиция кровной мести: здесь её называют «джакмарья».

Лильяна Луани считает, что именно образование должно помочь отринуть предрассудки. Но вся трагедия в том, что потенциальные жертвы джакмарьи не могут учиться вместе с остальными детьми:

— Это и заставляет меня ходить по домам, приходить к детям, скрывающимся от джакмарьи. Я вижу их страдания, их боль, боль их родных, и теперь и я сама разделяю её.

Джакмарья касается только мужчин — но совершенно неважно, какого они возраста.

Кодекс чести требует убивать лицом к лицу — чтобы жертва знала, кто её убивает и за что. Но вычислить убийцу заранее, учитывая запутанные родственные связи — очень нелегко.

Другое правило запрещает убивать в доме жертвы. Именно поэтому мальчиков, которых касается джакмарья, удерживают дома. Они могут не выходить за порог десятилетиями — от рождения до смерти. Джакмарья длится до четвёртого колена.

Как и многие подобные древние традиции, вина одного распространяется на всех его родных.

— У меня был ученик, уже два года, как его убили. Он был несовершеннолетним. Я никогда не забуду этого ребёнка. Я всё ещё слышу его голос, его смех в школьных коридорах, как я взъерошивала его волосы, а он пытался расчесать их обратно. Судьба не пощадила его, кровная месть добралась до него, — рассказывает Лильяна Луани.

Причиной для кровной мести может стать что угодно — от убийства до споров вокруг земли, случайных и намеренных оскорблений, ложных обвинений. Даже если преступник осуждён государством — это не снимает с родственников жертвы обязанность отомстить.

Древние правила родовой справедливости стали в какой-то мере заполнением вакуума после исчезновения коммунистической идеологии.

Впрочем, многие жили так и во времена Народной социалистической республики, хотя власти жёстко, а порой и жестоко преследовали джакмарью. Эти правила чрезвычайно глубоко укоренились в обществе.

Ты сам можешь быть готов простить, но тогда про тебя скажут, что ты трус.

— Я считаю, что образование, моральное в том числе, для поколения, которое может так и остаться необразованным — это очень сильное оружие против феномена джакмарьи. Я уверена, что будь человек образован, он не поддался бы подобным предрассудкам, не поддался бы кровной мести, — говорит учительница.

Ни светские, ни религиозные власти не в силах покончить с джакмарьей.

Точных цифр не существует, но по приблизительным оценкам жертвами джакмарьи могут оказаться более десяти тысяч мужчин, юношей и мальчиков.