Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Британия после "брексита": "не будет ли нам хуже?"


insiders

Британия после "брексита": "не будет ли нам хуже?"

Программа “Insiders” приглашает в Соединенное Королевство, чтобы разобраться, как чувствуют себя после референдума по “брекситу” иностранцы. Например, поляки, крупнейшая на сегодня иностранная община в стране.

Огурцы, уборщицы и няни из Польши

Мы – на “King Street”, в оживленном квартале в центре Лондона. Здесь проживает немало поляков. В магазине польских продуктов -горячая пора: только что привезли товар, прямиком из Польши. Через несколько дней после британского референдума о “брексите” местные экстремисты ворвались в эту лавку, оскорбили владельцев. Они требовали, чтобы “поляки убирались из страны”. С тех пор полиция ежедневно навещает магазин, давая возможность Мареку и Изабелле спокойно работать.

Пара открыла этот магазин два года назад. Сегодня Изабелла переписывает ценники. “Брексит” вызвал падение курса фунта, как следствие, подорожали маринованные огурцы и польские сладости, которые владельцы лавки закупают на своей прежней родине. Подорожание огурцов неприятно, однако еще больше местных поляков беспокоит отношение к ним британцев после референдума.

Изабелла, владелица магазина “Polish Deli”: “Сейчас нам не слишком приятно здесь находиться. Мы чувствуем, что британцы – против нашего присутствия. Атмосфера очень странная, и все беспокоятся. Припоминаю такие парадоксальные разговоры. У нас есть весьма придирчивые клиенты, и вот они говорят: “Ах, мы хотим выйти из ЕС, так надоели эти мигранты, которые едут и едут к нам”. Пару минут спустя тот же человек говорит: “У меня уборщица из Польши, а с моими детьми сидит польская няня”. Я думаю про себе: “Ок, вы не хотите иностранцев, но кто тогда будет делать всю эту работу? Для вас же? Не пора ли вернуться к здравой логике?”.

После референдума возросло количество нападений на поляков. Изабелла не собирается просить британское гражданство. Если ситуация ухудшится, женщина планирует вывести бизнес из Великобритании – осесть в другой европейской стране или вернуться в Польшу.

Что такое Биг-Бен?

Когда Польша вошла в Евросоюз, британское правительство не ввело переходного периода для польских мигрантов. Вот почему с 2004 по 2015 годы годы число поляков в Великобритании выросло в 8 раз.

Insiders: After Brexit - Part 1

Знакомьтесь: Моника, офис-менеджер, родом с юга Польши. Она живет в Лондоне с 2005, мечтает получить британский паспорт, и чем скорее, тем лучше.

Для прохождения собеседования Монике предстоит ответить на вопросы. Ей в помощь – учебник “Жизнь в Соединенном Королевстве”. Вопросы там такого плана: “Что такое Биг-Бен? Имя персонажа из детской телепередачи или башня с часами на британском парламенте?”

Моника убеждена, что с тестом справится. Однако настроена она в целом неуверенно: “После “брексита” я стала беспокоиться из- за грядущей неопределенности. Разрешат ли мне тут остаться? У меня кредит на жилье в Лондоне. Как быть: продавать квартиру? Возвращаться назад? Я действительно не знаю”.

Неопределенность … Именно об этом говорили все участники репортажа.Мигранты боятся остаться “в подвешенном состоянии” и активно подают запросы на получение британского паспорта.

Для этого нужно собрать кипы бумаг. Моника тратит на подготовку досье все свои выходные: ей предстоит доказать, что последние пять лет она не слишком часто и надолго выезжала из Великобритании.

Моника Ванда: “Я должна очень четко все расписать, буквально по дням: когда я ездила в отпуск в Испанию, в Италию. Мне нужно все это восстановить в памяти, проверить и записать. Потом, разумеется, я должна предоставить все свои справки о доходах, возможно также, понадобятся прежние контракты на работу”.

Симметричные интересы

У нас запланирована встреча с лондонским адвокатом. Павел Варган – поляк по происхождению. На следующий день после референдума он открыл телефонную линию на восьми языках. Европейцы, живущие в Соединенном Королевстве, могут поделиться своими опасениями, рассказать, что их оскорбляли, получить советы по проблемам, связанным с их правовым статусом. Адвокат призывает не паниковать и следовать букве закона: “Тереза ​​Мэй стремится сохранить за собой возможность ввести ограничения на свободу передвижения, по крайней мере, чтобы ужесточить свои позиции в переговорах с ЕС. Это порождает неопределенность. Я хотел бы прийти к какой-то семье, живущей здесь уже 10 лет, и сказать: “Вам позволят остаться”. Я думаю, что так оно и произойдет. Потому что мы имеем миллион граждан Соединенного королевства, живущих в других странах ЕС, и они там хотят сохранить свои права. Полагаю, и наша страна, и наши соседи симметрично в этом заинтересованы. Но я могу только предполагать, полной уверенности у меня нет”.

Набрать паспортов, и побольше

Фрэнсис Шипс два часа едет домой общественным транспортом после долгого рабочего дня в библиотеке одного из университетов Лондона. Она родилась в Великобритании, гражданка страны, и вскоре получит второе гражданство.
“Брексит” пугает не только поляков, немцев, румын, итальянцев и других европейцев, живущих на британской территории. Его боятся и некоторые британцы, среди них – Фрэнсис, ее муж Мартин и их дочь Фиона.

Фиона Шипс: “Многие мои друзья говорят, что планировали поехать учиться в Европу на год. Но сейчас им приходится менять планы, это может стать слишком дорого и слишком сложно”.

Фрэнсис Шипс: “Мы продлили европейские страховые карты, чтобы взять их с собой в отпуск. И хорошо, что они у нас есть, ведь пока мы еще в ЕС. Это, кстати, одна из причин, по которой я буду просить ирландский паспорт. Так я смогу остаться членом Евросоюза со всеми преимуществами этого членства”.

Мартин – шотландец. В случае проведения референдума о независимости Шотландии по следам того же “брексита” в семье Шипс, возможно, будут сразу три разных паспорта: британский, шотландский и ирландский.

Фиона Шипс: “В школе мы часто обсуждаем “брексит” с друзьями. И все ребята очень и очень раздражены. Мы понимаем, что действительно во многом опираемся на Евросоюз, на остальную Европу. И нам не нравится, что теперь эти связи могут разорваться”.

Фрэнсис Шипс: “Я уточнила на сайте посольства Ирландии, как получить ирландский паспорт. Выяснилось, что я гражданка Ирландии и поэтому могу претендовать на документ. Паспорт выдадут и в том случае, если ваши бабушка и дедушка были ирландцами. Так что паспорт будет”.

Фиона Шипс: “А я не чувствую себя ирландкой, была в Ирландии лишь раз. Я считаю себя коренной жительницей Лондона. Хорошо, что семейные связи с дедом и бабушкой позволят мне остаться гражданкой Евросоюза, если я получу ирландский паспорт. Я очень надеюсь, что все так и выйдет!”

Лучший выход – стать… французом!

Мы же направляемся на юг, во Францию ​​. Вкусная еда, долгое лето, солнце – все это нравится многим британцам, приезжающим сюда жить.Что изменится для них после “брексита”? Станут ли они французами?

Во французском Лионе, где сливаются воды Соны и Роны, мы встретились с Дэйвом, владельцем, пожалуй, самого популярного в городе паба The Smoking Dog. Дэйв решил начать процедуру получения французского паспорта.
Почему?

Insiders: After Brexit - Part 2

Дэйв Илз: “Когда подвели итоги референдума, я сразу сказал: “Все, собираем бумаги, готовим досье, а дальше посмотрим”. Я думаю о последствиях “брексита” для моих троих детей. Моя жена, тоже британка, хочет, как и я, просить французский паспорт. Преимущества? Ну, я смогу продолжать заниматься бизнесом во Франции и не бояться неопределенности”.

“The Smoking Dog” – не просто паб, это – настоящий клуб, где привыкли встречаться британцы, живущие в Лионе. “Брексит” в этих стенах обсуждают уже несколько недель. Многие британских экспаты спешат оформить французский паспорт. Выход Великобритании из ЕС открывает новую страницу в европейской истории …

О каждом событии можно рассказать по-разному: что пишут об этом европейские журналисты из других наших языковых служб?

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

insiders

Новая европейская политика: право правых