Срочная новость

Срочная новость

Соня Йончева стала новой "Нормой"

Сейчас воспроизводится:

Соня Йончева стала новой "Нормой"

Размер текста Aa Aa

Она берет мировые оперные сцены штурмом.

Она берет мировые оперные сцены штурмом. В арсенала молодой болгарской исполнительницы Сони Йончевой – сопрано фантастического диапазона, харизма и работоспособность. Победительницы конкурса “Опералия” 2010 года в этом сезоне взялась за роль Нормы в одноименной опере Беллини: с нее открылся новый сезон в лондонском Ковент-Гардене. Йончева, таким образом, продолжает плеяду великих “Норм”, самой известной из которых была Мария Каллас.

Соня Йончева: “Норма” полностью отличается от того, над чем я работала раньше. Мне хотелось расширить свой исполнительский диапазон, причем не только как вокалистке, но и как драматической актрисе. Когда мне представилась возможность спеть в “Норме”, я сразу же загорелась. Это ведь великий женский образ”.

Ковент-Гарден не ставил “Норму” 30 лет. Сегодняшний спектакль – результат совместной работы испанской театральной группы “Ла фура дельс Баус” и дирижера маэстро Антонио Паппано.

Дирижер комментирует: “Беллини был гениальным мелодистом. Он, кажется, писал свою музыку в расчете на вечность. Его мелодические линии набегают друг на друга, сплетаются. Это такая музыкальная вышивка… Партия Нормы, я считаю, это музыкальный Эверест для обладательниц сопрано. Для меня это совершенно очевидно. Здесь нужно петь с напором, доверительностью, очень-очень чисто. И следовать сложной мелодической канве”.

Соня Йончева: “Мне особенно нравится та часть, где мы видим Норму уязвимой. Ведь она сама не терпит этой черты в себе. Интересное такое противоречие, и мы ощущаем его”.

“Каста дива” из Нормы – едва ли не самая известная и сложная ария всех времён.

Антонио Паппано: “Каста дива” – абсолютный композиторский шедевр. Это также момент в опере, когда действие прекращается и остается лишь молящийся. Особенная атмосфера, виртуозное вокальное исполнение часто сопровождаются простым арпеджио – техникой, когда звуки аккорда берутся не одновременно, а поочередно. И так создается совершенно гипнотическое воздействие”.

Соня Йончева: “Я интерпретирую эту часть оперы как чрезвычайно интимный момент обостренной духовности для героини и ее окружения. Мне самой было трудно не расплакаться, не потерять контроль над собственными эмоциями. Я полностью вошла в образ. Я обычно не думаю о себе как о певице. Нет, я – рассказчица. А рассказчица не может не примерять на себя своих героев”.