Срочная новость

Французские политики становятся жертвами харрасмента

Франция переживает очередной скандал вокруг сексуальных домогательств на рабочем месте.

Сейчас воспроизводится:

Французские политики становятся жертвами харрасмента

Размер текста Aa Aa

Франция переживает очередной скандал вокруг сексуальных домогательств на рабочем месте. В него оказались втянуты высокопоставленные политики.
Элен Дебост, член французских “зеленых” и вице-мэр города Ле-Ман, подала иск в отношении однопартийца, а позднее вице-спикера Национальной ассамблеи Дени Бопена. Последний ушел в отставку, но вины своей не признал.

На волне разбирательств выяснилось, что претензии к Бопену имеют еще по меньшей мере 13 женщин .

Элен Дебост, жертва сексуальных домогательств: “Смс-сообщения от него приходили в течение нескольких месяцев. Они содержали совершенно четкие сексуальные намеки, которых я не хотела. Я не была заинтересована в этой переписке. И я указала на это несколько раз, но меня не услышали”.

А вот еще одно свидетельство от пожелавший сохранить анонимность женщины: “Он угрожал мне, касался меня, пытался меня поцеловать, прижимался… Предлагал лечь с ним в постель”.

Лола, жертва сексуальных домогательств: “Он открыто предложил мне половую связь, а еще прислал порновидео. Я тогда была в его офисе. Я отвела глаза, но была по-настоящему шокирована”.

Дебост, возглавившая кампанию против Бопена, говорит, что молчала долгое время. Терпение женщины лопнуло, когда в марте этого года она увидела провокационное фото: Бопен с накрашенными губами в Международный женский день, якобы в знак поддержки и защиты женщин от насилия.

Элен Дебост: “Я увидела это фото, и мне стало дурно. Меня стошнило. К тому же буквально в те же дни ему поручили вести новый межведомственный проект. Мне было горько от мысли, что из-за нашего молчания (а мы ведь к тому моменту так ничего и не сказали) он сможет не только выдавать себя за защитника женщин, но и получит доступ к новой работе. Он будет двигаться наверх, в окружении уже новых женщин, которые ничего не знают, они не предупреждены. У меня было ощущение, что я совершила ужасную ошибку , скрыв факты. Если я буду молчать и сейчас, то этому конца не будет”.

В июне Дебост и две другие женщины подали официальный иск. Элен считает, что в действительности у Бопена – больше жертв, но многие молчат.

Элен Дебост, жертва сексуальных домогательств: “Более 90% женщин, которые жаловались на притеснения, на сексуальные домогательства на рабочем месте, были уволены или вытеснены из коллектива. А потом им очень трудно снова устроиться на работу”.

Этот громкий скандал подтверждает опасения правозащитников, утверждающих, что во вполне цивилизованном французском обществе каждая пятая женщина подвергается сексуальным домогательствам на рабочем месте. И это несмотря на европейскую директиву и французский закон о недопустимости подобной практики. По оценкам специалистов, до суда решаются дойти лишь 5% женщин, столкнувшихся с домогательствами.
Стыд, страх, недоверие, желание забыть, а еще постоянные сомнения: что именно считать домогательством? И где грань между обольщением и харассментом?

Кристоф Даге, глава французского профсоюза и инициатор программы по противодействию домогательствам, комментирует так: “Мы очень четко различаем границу между возможными попытками обольщения и сексуальными домогательствами, и для мужчин разница очевидна. Да, можно пригласить коллегу на кофе вечером, можно сказать ей, что она хорошо выглядит и что вы к ней неравнодушны. Но как только она дает понять, что не заинтересована – все, стоп! Если вы не остановитесь немедленно, то обольщение станет домогательством, поскольку ваша коллега не может покинуть место работы. Она не может прекратить отношения с другими работниками, не может исключить себя из коллектива, а все это дает определенную власть преследователю “.

Дворец правосудия в Париже. Апелляционному суду предстоит рассмотреть дело женщины, уволенной на фоне сексуальных домогательств со стороны хозяина небольшой компании, где она работала. Женщина утверждает, что брала больничный по причине развившейся депрессии. Однажды она решилась рассказать о поведении начальника, и была уволена из компании ровно через 6 дней.

Сегодня ее адвокат и руководительница ассоциации, помогающей жертвам сексуальных домогательств, надеется убедить судей принять во внимание записи, которые сделал жертва.

Мод Бекер, адвокат: “Мы имеем очевидные доказательства притязаний. Как правило, сексуальные домогательства происходят все же в стороне от коллектива, поэтому прямых подтверждений нет. Мы хотим, чтобы суд признал: да, жертва нажимала на кнопку, записывала, но речь не идет о преступлении с ее стороны, о вмешательстве в частную жизнь. Это ее преследователь нарушал общественный порядок! А ей предстоит доказать очень серьезные вещи!”

Мэрилин Балде, Европейская ассоциация против сексуальных домогательств: “Жертвы, которые пошли в суд с жалобами на сексуальные домогательства, нередко сами попадают под обвинения. Вот эту женщину подозревают в нечестных замыслах, в желании занять место своего руководителя. Ее также обвиняют в …сокрытии эмоций. Судьи считают, что ей нельзя верить, поскольку так называемая “настоящая” жертва сексуальных домогательств, по их мнению, должна бы все время плакать”.

Но даже при наличии неоспоримых доказательств притязаний выиграть дело очень сложно. Мы познакомились с женщиной, назовем ее Лола, во время благотворительной акции в Европейской ассоциации против сексуальных домогательств.

Больше года ее добивался руководитель полицейского участка, где она работала. Женщина пожаловалась в мэрию. Но несмотря на явные доказательства, ее шефа так никогда и не осудили. Лола считает, что мэр, который тогда готовился к перевыборам, не хотел портить репутацию муниципалитета.

Лола, жертва сексуальных домогательств: “Мое психологическое состояние ухудшалось по мере того, как суд нарушал то одно, то другое. Сначала дело закрыли без дальнейшего расследования, и это при том, что в отделении полиции над моим столом висела камера, которая все зафиксировала. Затем дело закрыли второй раз, не отправив на доследование. Одновременно был созван дисциплинарный совет, который оправдал моего преследователя. Кстати, он сам признал, что посылал мне порно, ждал, что я “расплачусь” за выданное мне оружие половым актом. Да-да, он все это признал. Самое отвратительное, что дисциплинарный совет единогласно постановил: наказывать его не стоит”.

Когда Лола обратилась в Ассоциацию защиты жертв, организация подала новую жалобу. Только тогда арбитражный суд признал вину мэрии в непредоставлении защиты этой женщине. Лоле присудили компенсацию в размере 15 тысяч евро, а мэрия подала встречный иск.

Опрос парижских адвокатов показал: такой исход дела – скорее исключение.
Один из них отметил: “Судьи не очень -то щедры при определении компенсаций в делах о сексуальных домогательствах. Самой большой в нашей практике стала компенсация в 15 тысяч евро. Это было в Парижском апелляционном суде, по фактам сексуального насилия ( женщину почти изнасиловали в углу), и вот она получила эти 15 тысяч. Для меня очевидно, что женщины-жертвы не жалуются еще и потому, что их потом считают продажными. А это не так. Они жалуются не ради денег, а ради того, чтобы их преследователя осудили. Для них это жизненно важно, как сказала сегодня моя клиентка “.