Срочная новость

Срочная новость

Открытие музея античной Элефтерны на острове Крит

Сейчас воспроизводится:

Открытие музея античной Элефтерны на острове Крит

Размер текста Aa Aa

Музей античной Элефтерны - музей цивилизации в ее преемственности: от гомеровской эпохи до современного Крита

Дорийцы или доряне – одна из народностей Древней Греции догомеровского периода – колонизировали полис, который чуть позднее получил название Элефтерна или Аполлония. Элефтерна расположена на острове Крит. Расцвет Элефтерны продолжался до середины 4-го века н.э., еще и при древнеримском владычестве. Аполлония славилась своими виллами, термами, форумом. Сегодня Элефтерна – это прежде всего раскопки, которые ведутся большим коллективом греческих археологов. Они, в частности, получили еще несколько свидетельств в пользу того, что Гомер описывал в “Илиаде” подлинные события. В той их части, что касалась оплакивания Ахилла и погребения Патрокла.

Точка зрения

Находки на некрополе Орти Петра - уникальны и не имеют равных по значимости и ценности

Возглавляет работу археологов профессор университета Крита Николас Стамполидис.

“Сегодня мы знаем, что некрополь Орти Петра античной Элефтерны – важнейший. Он относится к периоду, который называется гомеровским, или периодом тёмных веков. Для нас “Илиада” послужила чем-то вроде путеводителя, когда мы приступили к раскопкам этого места: соответствие виршей поэму и того, что мы сумели обнаружить, было поразительным. Мы, если можно так выразиться, вытащили на белый свет новый пласт истории, о котором многие имели представление, полученное из книг и трудов учёных, но который никто не видел собственным глазами. Теперь же он стал доступен для изучения в том числе и наших коллег-археологов”.

“Находки на некрополе Орти Петра – уникальны и не имеют равных по значимости и ценности. Мы сегодня знаем, что европейская традиция чтить память павших в войнах , воздвигая мемориалы Неизвестного воина, датируется 7-м веком до нашей эры. Вот первый мемориал такого типа. Его обнаружили, когда вели раскопки некрополя”, – сообщает Йоргос Митропулос.

Музей античной Элефтерны носит еще одно название. Это музей Гомера. В главном зале – экспонаты, которые атрибутированы эпохой за 3 тысячи лет до н.э.. В общей сложности постоянная музейная экспозиция составляет 950 предметов. Она обновляется в течение времени: в запасниках хранится свыше 10 тысяч экспонатов. Сам музей расположен очень близко с зоной проведения раскопок.

К наиболее ценным относятся в том числе и ювелирные украшения и утварь: они были найдены на месте женских захоронений. Судя по богатому убранству и орнаменту, погребены были свободные гражданки, не рабыни, одна из этих женщин, судя по всему, была жрицей.

Комментарий профессора Николаса Стамполидиса: “Самые важные находки находились в погребении. Мы обнаружили останки четырех женщин, судя по всему, их похоронили вместе, дату мы смогли установить приблизительно – это начало 7-го века до н.э. Одна из женщин была похоронена в положении сидя. Ей было чуть больше 70-ти лет, и она, возможно, была жрицей. Остальные женщины были младше ее. Эти похороны состоялись в дневное время. Вместе с ними земле были преданы многочисленные украшения, столовая посуда, домашняя утварь. Все предметы были богато украшены и отличались тонкой работой ремесленников”.

На раскопки часто приезжает Ален Паскье, один из известных французских историков, специалист по Античной Греции. Он работал в Лувре, Эрмитаже, написал несколько значительных трудов, которые пользуются уважением коллег и студентов – историков.

“Я был много лет хранителем отдела античности Лувра. В коллекции музея есть Дама из Осера, сегодня мои коллеги смогли установить и атрибутировать происхождение этой статуи. Теперь я ее называю “Дама из Элефтерны”. Это невероятно, конечно”.

Музей был открыт для посещения в начале июня в присутствии ведущих представителей политического истеблишмента Греции.

“Музей такого рода и уровня – для Греции беспрецедентен. Он – символ цивилизации, ее преемственности, от сегодняшнего современного Крита до эпохи ранней античности, не упуская ни единой детали, ни поворота развития”, – завершает Йоргос Митропулос свой рассказ.