Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Мартин Шульц: «Евросоюз находится в плачевном состоянии»


Глобальный диалог

Мартин Шульц: «Евросоюз находится в плачевном состоянии»

Изабель Кумар:
«“Несдержанное обещание” – вот его собственные слова. Среди жителей Евросоюза всё больше тех, для кого ЕС стал синонимом провала в плане экономики, безопасности и способности справиться с миграционным кризисом. Мы встретились в Страсбурге с председателем Европарламента Мартином Шульцем, чтобы обсудить эту ситуацию.

Приветствуем Вас в передаче “Глобальный разговор”. В этом интервью я попрошу Вас говорить откровенно о состоянии ЕС, поскольку нас это очень беспокоит. Похоже, что мы наблюдаем его медленное и болезненное самоубийство. Но пройдена ли уже точка невозврата?»

Мартин Шульц:
«Ваше описание совершенно обосновано, состояние дел в Европейском Союзе действительно представляется весьма плачевным. На выборах и референдумах побеждают представители центробежных сил. Но ставить из принципа под сомнение существование ЕС и интеграцию означает играть с судьбой следующего поколения, потому что XXI век – это век сотрудничества и соревнования, которое ведут не отдельные небольшие страны, а целые мировые регионы. Скажем, население моей страны, Германии – 80 миллионов, а население Китая – 1400 миллионов. Как же Германии выжить в XXI веке в одиночку? Те, кто утверждает, что с ЕС пора покончить и всё ренационализировать, играют с безопасностью и будущим целого поколения».


Биография: Мартин Шульц

  • Мартин Шульц занимает должность председателя Европарламента
  • В возрасте 19 лет он вступил в молодёжную социал-демократическую организацию Jusos
  • В молодости Мартин Шульц мечтал стать профессиональным футболистом
  • Появились предположения, что Шульц намерен принять участие в предстоящих выборах канцлера Германии

Изабель Кумар:
«Вы упомянули интеграцию, а одна из самых больших проблем сейчас – это Брекзит. Возможно ли, на Ваш взгляд, что Великобритания действительно решит выйти из Европейского Союза?»

Мартин Шульц:
«Судя по опросам, это вполне возможно, силы примерно равны, но я надеюсь, что этого не произойдёт, поскольку выход Великобритании из Европейского Союза стал бы катастрофой как для ЕС, так и для Великобритании».

Изабель Кумар:
«Но ведь Великобритания, как некоторые утверждают, не соблюдает ряд правил и не желает большей интеграции. Почему же Вы хотите, чтобы она осталась в ЕС?»

Мартин Шульц:
«Эта страна входит в “Большую семёрку”, это постоянный член Совбеза ООН, обладающий правом вето. Это вторая по величине экономика ЕС на внутренних рынках. Великобритания нужна нам…»

Изабель Кумар:
«Принять её такой, какая есть?»

Мартин Шульц:
«Да. Но и Великобритании следовало бы понимать, что она входит в “Большую семёрку” и стала второй экономикой в ЕС благодаря тому, что она интегрированный участник внутренних рынков. Значит, разрыв уменьшил бы её значение, влияние и экономическую мощь.

Изабель Кумар:
«То есть, вы готовы к новым компромиссам с Великобританией?»

Мартин Шульц:
«Нет. Мы провели с Великобританией переговоры по целому ряду вопросов, и теперь британцам предстоит голосовать. Те, кто предлагает голосовать “против” в расчёте на “лучшую сделку”, должны понимать, что этого не будет. Соглашение составлено, и пусть теперь британцы скажут “да” или “нет“».

Изабель Кумар:
«Мы попросили наших зрителей присылать вопросы для этого интервью. Армин интересуется, что станет главной задачей, если 23 июня Великобритания решит выйти из ЕС?»

Мартин Шульц:
«Думаю, что еврозона должна будет сразу отреагировать. В еврозону входят сейчас 19 стран, где используется единая валюта, но везде своя экономическая политика, трудовое законодательство, налоги. Нужно навести порядок в еврозоне и углубить политическое сотрудничество, причём независимо от того, выйдет Великобритания из ЕС или нет».

Изабель Кумар:
«Готов ли уже план действий на случай её выхода?»

Мартин Шульц:
«К сожалению, нет. Думаю, что одна из проблем еврозоны – это, используя технический термин, макроэкономический дисбаланс, то есть весьма неравномерное её развитие. С этим должно быть покончено, как в случае ухода Великобритании, так в случае, если она останется. То есть, при любом развитии событий 23 июня остальные страны Евросоюза должны осознать, что пришла пора действовать и что пора обсудить будущую структуру Европейского Союза».

Изабель Кумар:
«Возможен ли развод по обоюдному согласию?»

Мартин Шульц:
«Развод всегда проходит очень трудно. Думаю, пока рано рассуждать о том, что будет после 23-го числа. Я бы предпочёл вместо этого стараться убедить большинство британцев проголосовать за то, чтобы остаться, поскольку в случае выхода в проигрыше окажутся все».

Изабель Кумар:
«Перейдём от Брекзита к Грекзиту. Греция в эти дни находится в центре внимания СМИ. Как по-вашему, позволят ли новые меры жёсткой экономии, на которых настаивают кредиторы, вывести страну из кризиса и сохранить её в ЕС?»

Мартин Шульц:
«Отвечу кратко. Во-первых, в понедельник, как мне кажется, был найден хороший способ решения существующей проблемы. Во-вторых, я считаю, долг должен быть реструктуризован, об этом говорилось впервые – »

Изабель Кумар:
«Вопреки мнению Еврокомиссии и Германии…»

Мартин Шульц:
«Еврокомиссия не против того, чтобы обсудить это, и даже Германия на это согласилась. Я вхожу в партию, которая находится у власти в Германии, мы все готовы к такому обсуждению, включая и министра финансов. В-третьих, пора покончить с идеей, согласно которой можно требовать принесения новых жертв. Нельзя продолжать сокращать зарплату, нельзя больше урезать пенсии. Нужно признать, что в прошлом году в первичном бюджете Греции зафиксирован профицит. То есть, жертвы, на которые потребовали пойти греков, сейчас приносят положительные результаты».

Изабель Кумар:
«Вы считаете, Грецию слишком задавили мерами жёсткой экономии?»

Мартин Шульц:
«Как вам хорошо известно, я никогда не был сторонником мер жёсткой экономии. Оздоровление бюджета и обслуживание суверенного долга необходимо, но без экономического роста, при высоком уровне безработицы, невозможно обеспечить доходы в бюджет, и в долгосрочной перспективе он не будет стабильным».

Изабель Кумар:
«Пока Греция борется со всеми этими трудностями ради спасения своей экономики, дополнительные сложности возникли у страны в связи с миграционным кризисом. Мне хотелось бы обсудить соглашение между ЕС и Турцией, начнём с вопроса, который задал Нико Кулик: “Чем вы намерены пожертвовать ради соглашения с Турцией? Готовы ли вы закрыть глаза на нарушения прав человека? Или наоборот, вы будете оказывать давление на Турцию, чтобы их там соблюдали, даже если это приведёт к разрыву соглашения?“»

Мартин Шульц:
«Как раз на прошлой неделе я отклонил проект по либерализации визового режима, представленный Европарламенту Еврокомиссией. Дело в том, что Турция не выполнила семьдесят два требования, среди которых реформа закона о борьбе с терроризмом, реформа правил защиты данных, то есть именно то, что было упомянуто в вопросе. Если Турция и дальше будет отказываться реформировать свой закон о борьбе с терроризмом, мы не приступим к обсуждению вопроса либерализации визового режима».

Изабель Кумар:
«Какое у вас мнение о президенте Эрдогане, который заявляет: “Мы пойдём своей стороной, а вы – своей”? Он надёжный партнёр в долгосрочной перспективе? Ведь, в конечном счёте, вы в нём нуждаетесь?»

Мартин Шульц:
«Мы партнёры, и мы заинтересованы в сотрудничестве. Не могу представить, чтобы господин Эрдоган хотел это сотрудничество разорвать. Мы готовы к сотрудничеству, но Турция пообещала провести реформы, и когда это будет сделано, мы начнём выполнять свою часть соглашения».

Изабель Кумар:
«Вы намерены ждать принятия конкретных мер?»

Мартин Шульц:
«Турция обещала принять меры, а теперь говорит: «Нет». Мы останавливаемся. Возникла новая ситуация. Нужно всё обсудить, выяснить причины, но если Турция не проведёт реформы, Европарламент не сможем принять закон. Будет очень жаль, если окажется, что господин Эрдоган намерен отложить принятие соглашения, но я не склонен так думать. Мы найдём решение во взаимном уважении и сотрудничестве. Но подчёркиваю, что уважение должно быть взаимным, и здесь должна быть полная ясность. Мы должны уважать Турцию, но нужно, чтобы и Турция уважала наши правила».

Изабель Кумар:
«Но можно ли тогда сказать, что Европа остаётся верной своим принципам соблюдения прав человека при взаимодействии с Турцией? Я имею ввиду отношение к беженцам в Турции».

Мартин Шульц:
«Мы критикуем действия Турции, когда считаем, что Турция не соблюдает нормы международного права. Но по этому поводу нужно говорить очень откровенно и честно, поэтому я отвечаю на ваш вопрос. Я был в Турции и посетил там несколько лагерей для беженцев. И я бы хотел, чтобы в некоторых странах-членах ЕС к беженцам относились так же, как в Турции. Подобная критика по отношению к Турции совершенно не обоснована. В турецких лагерях для беженцев власти делают всё возможное, чтобы помочь людям».

Изабель Кумар:
«Последствием миграционного кризиса стали стены и заграждения, которые возводят по всей Европе, чтобы сдержать наплыв людей. Эти стены стали теперь частью европейского пейзажа? Что вы можете сделать против этих стен?»

Мартин Шульц:
«Нужно защищать наши внешние границы согласно действующим законам и разбираться с каждым случаем по отдельности. Также нужна система по распределению беженцев в 28 странах-членах Европейского Союза».

Изабель Кумар:
«Но в сложившейся ситуации…»

Мартин Шульц:
«Нет, подождите, дело совсем не в ситуации. Если появляется миллион беженцев, и их распределяют в 28 странах с населением в 500 миллионов человек, то не возникнет никаких проблем».

Изабель Кумар:
«Это был план “А”, который не сработал».

Мартин Шульц:
«Потому что большинство стран-членов ЕС не принимают участие в распределении беженцев, в отличии от Германии, Греции, Италии… Из-за этого там и возникают сложности. А проблема вовсе не в Евросоюзе, а в национализме некоторых европейских государств. И я возвращаюсь к вашему первому вопросу: именно такая позиция служит причиной кризиса в ЕС. Некоторые правительства, которые не принимают участия в распределении беженцев, которые создают проблему своими националистическими действиями, заявляют затем, что Европа не способна разрешить миграционный кризис. Но это же беспрецедентный цинизм».

Изабель Кумар:
«Я возвращаюсь к своему вопросу. Итак, стены возведены и останутся стоять, потому что вы не можете найти выхода из миграционного кризиса?».

Мартин Шульц:
«Ваш вопрос обоснован. Ведь большинство, или, по меньше мере, половина стран-членов ЕС заявляет, что миграционный кризис – проблема Германии, а к ним не имеет никакого отношения. Это прискорбно, потому что расплачиваться приходится не вам и не мне, а беженцам».

Изабель Кумар:
«Говоря о политическом пейзаже ЕС, Вы упомянули евроскептиков. Приходится смириться с их присутствием, поскольку они стали теперь частью традиционного политического пейзажа. Как с ними работать?».

Мартин Шульц:
«Нет, не традиционного».

Изабель Кумар:
«Они уже не маргиналы и стали частью…»

Мартин Шульц:
«Но быть антиевропейцем, ксенофобом и расистом – это не европейская традиция».

Изабель Кумар:
«Она такой становится?»

Мартин Шульц:
«Да, от них много шума, очень много. Но они вовсе не представляют большинства. Ведь в Европарламенте 650 депутатов, я повторяю – 650 проевропейски настроенных депутатов, то есть подавляющее большинство. И я принимаю все меры для того, чтобы те, кто больше всех шумит, не воспринимались как большинство».

Изабель Кумар:
«Но есть партии евроскептиков, которые побеждают на выборах».

Мартин Шульц:
«Нет, они не побеждают».

Изабель Кумар:
«Вас не тревожит рост результатов Евроскептиков?».

Мартин Шульц:
«Было бы неверно на основе этих результатов утверждать, что их большинство. Но это вызывает тревогу. Если оставить свободной нишу для тех, кто кричит громче всех, а молчаливое большинство будет бездействовать, то, тут вы правы, они в итоге получат то, к чему стремятся – придут к власти. Поэтому моя стратегия такая – во-первых, напоминать им, что они не большинство, а во-вторых – подтолкнуть большинство выступать против них».

Изабель Кумар:
«Но все кризисы взаимосвязаны. Не стало ли воплощением самого крупного провала европейской политики появление так называемого «внутреннего терроризма», когда граждане ЕС выступают против своих сограждан?»

Мартин Шульц:
«Почему это провал европейской политики?»

Изабель Кумар:
«Потому что граждане Евросоюза оборачиваются против своих сограждан».

Мартин Шульц:
«Не думаю, что они действуют против вас или меня. Они действуют против системы, против образа жизни. Но ЕС не отвечает за парижские пригороды. И не ЕС создал Моленбек. Так что они, возможно, выступают против нашей европейской модели жизни, но ведь и Марин Ле Пен делает то же самое, она отрицает нашу европейскую модель. То есть, против Европы выступают не только эти люди. Нельзя заявлять, что все наши достижения – заслуга национальных правительств, а все неудачи – вина Евросоюза. Поэтому речь тут не идёт о провале европейской политики, но это можно назвать нападением на европейское общество. И здесь я с Вами соглашусь, европейское общество столкнулось с многочисленными угрозами».

Изабель Кумар:
«Недавно мы отметили день Европы. Но для некоторых это теперь ругательное слово. Вот спрашивает зритель Джордж Кози: «Почему европейские лидеры так плохо доносят информацию о тех хороших вещах, которые приносит ЕС?»

Мартин Шульц:
«Мне непонятен этот вопрос. Я тружусь с утра до вечера, чтобы в Европе знали о плодотворности наших усилий».

Изабель Кумар:
«Почему же эта информация до людей не доходит?»

Мартин Шульц:
«Не знаю, не могу на это ответить. Я нахожу этот вопрос совершенно необоснованным, потому что, по моим ощущениям, информация доходит».

Изабель Кумар:
«Но почему же ваши аргументы не слышны людям?»

Мартин Шульц:
«Повторюсь, я не могу ответить на этот вопрос, поскольку, как мне кажется, он не касается сути проблемы. А суть состоит в том, что Европейский Союз – не федеральное государство, где Еврокомиссия играла бы роль федерального правительства, а я был бы председателем федерального парламента. У нас ассоциация – союз суверенных государств с национальными правительствами. А национальные правительства, будь то Франция, Германия, Италия или – в особенности – Великобритания, всегда следуют одной и той же стратегии: в случае успеха они говорят, что добились его сами, а в случае неудачи обвиняют Евросоюз. И в этом состоит одна из самых больших трудностей в распространении положительной идеи, потому что эта стратегия применяется уже целых 20 лет: успехи приписывают национальным правительствам, а в неудачах обвиняют Европейский Союз. Может быть, именно из-за этой проблемы мне и задают этот вопрос».

Изабель Кумар:
«Перейдём к последнему вопросу. Мы поговорили о будущем Европы. А ваше будущее? Ваш мандат заканчивается в 2017 году. И как раз в это время начинаются федеральные выборы в Германии. К нам поступил вопрос от Фриделя Коха…»

Мартин Шульц:
«От кого?

Изабель Кумар:
«Фридель Кох… Вы его знаете?»

Мартин Шульц:
«Нет, не знаю».

Изабель Кумар:
«Готовы ли Вы стать следующим федеральным канцлером Германии?
В начале интервью я вас просила отвечать искренне, сейчас прошу ещё раз…»

Мартин Шульц:
«Прежде всего, хотел бы сделать вам комплимент, я ещё ни разу не слышал, чтобы иностранец правильно произнёс немецкую фамилию Кох. А мой мандат истекает в январе 2017 года, и пока рано говорить о том, что будет осенью».

Изабель Кумар:
«Это уже довольно скоро».

Мартин Шульц:
«Но я отвечаю вам искренне. У нас с вами состоялся очень живой диалог – это мой стиль – об очень серьёзных проблемах Европы. Я председатель европейского институт, чья обязанность состоит в том, чтобы сохранить самый уникальный проект в истории нашего континента. Я вижу своё место в выполнении этой задачи».

Изабель Кумар:
«Но это сейчас, то есть, вы не говорите нет».

Мартин Шульц:
«Послушайте, в политике – вы как журналист должны это знать – сейчас в политической жизни одна неделя это словно год в прежние времена. Как знать, что будет? Сейчас моё место здесь, я всю свою жизнь работаю в европейской политике».

Изабель Кумар:
«Спасибо, Мартин Шульц!»

О каждом событии можно рассказать по-разному: что пишут об этом европейские журналисты из других наших языковых служб?

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Следующая статья

Глобальный диалог

Тьери Фремо: "Канны - это must-have для всех киношников!"