Срочная новость

Смертельное легальное зелье

Год назад Адам Оуэнс был найден мёртвым в Белфасте, рядом с местом, куда он приходил для приёма наркотиков. Легальные психотропные вещества известны

Сейчас воспроизводится:

Смертельное легальное зелье

Размер текста Aa Aa

Год назад Адам Оуэнс был найден мёртвым в Белфасте, рядом с местом, куда он приходил для приёма наркотиков. Легальные психотропные вещества известны также как “дизайнерские” или синтетические наркотики. Несмотря на их законный статус, они смертельны.

“Евроньюс”:
“Когда вы осознали, что ваш сын принимает дизайнерские наркотики?”

Адель Уоллас:
“Впервые я обратила внимание, что он употребляет их примерно за полтора года до его смерти, когда нашла упаковку у него под подушкой. Я зашла в его комнату и увидела, что его стошнило прямо в постели, и рвотные массы были чёрного цвета. Это сильно подействовало на меня, я поняла, что мой мальчик пользуется этими наркотиками, о которых – на тот момент – мне было ничего не известно.”

Адэль живёт в Белфасте. Она рассказывает, что в Северной Ирландии, как и повсюду в Великобритании, эти вещества по-прежнему законны. Их продают в хэдшопах, иногда – прямо на улице, но особенно часто – через интернет. Сегодня, Адель пытается предупредить молодёжь об опасности этих веществ.

Адель Уоллас:
“Я специально взвесила на кухонных весах полтора грамма сахарной пудры. Вы ничего не подумайте – это сахар просто-напросто. И как видите, это совсем небольшой объём. Я отмерила эти полтора грамма, чтобы наглядно продемонстрировать подросткам, что этого количества легального наркотика хватило, чтобы убить моего семнадцатилетнего сына. Причём эти полтора грамма они разделили с друзьями на троих.”

Британская полиция стремится подчеркнуть опасные последствия легальных наркотиков этими кадрами уличной съёмки. Синтетические наркотики имитируют эффект кокаина, героина, экстази или марихуаны. За последние семь лет число связанных с ними смертельных случаев возрасло с 4 (в 2009 году) до 115 в прошлом году. Эти вещества буквально заполонили всю Европу. Это настоящий кошмар для органов борьбы с наркоманией.

K2 Black Edition, “Фьюри экстрим”, “Розовая пантера”, “Черника хэппи джокер”, “Эм-экс-и” (MXE)… Всё это – синтетически генерированные вещества, состав которых зачастую неизвестен, да и не предназначены они для употребления людьми.

Химический состав дизайнерских наркотиков исследовал профессор Стэфан Бэлл из университета “Квинс” в Белфасте. Вместе с командой учёных-химиков он разработал метод быстрого определения психотропных веществ.

Стефан Бэлл: *“Наш метод связан с инфракрасной спектроскопией, для всех исследованных веществ мы определили частоту молекулярного колебания – это что-то вроде химических отпечатков пальцев.
Метод позволяет также выявить наркотики, с которыми мы прежде не сталкивались. Всё новое, что появляется на рынке и несёт в себе потенциальную опасность. Классифицировать синтетические наркотики как законные вещества – большая ошибка. Они наносят огромный вред. Во многих случаях входящие в них ингредиенты сами по себе далеко не легальны. Их никто никогда не исследовал. У нас в стране – словно огромная лаборатория, в которой подопытный кролик – это наша ничего не подозревающая молодёжь.”*

Как же остановить эти смертоносные опыты? Британские власти с мая этого года вводят запрет на все синтетические наркотики. При аресте, дилерам грозит до семи лет тюрьмы. Британия берёт пример с Ирландии, где с 2010 года действует закон по борьбе с психотропными препаратами. Хотя в Дублине этот запрет по сей день вызывает полемику.

Мартин Макхью – наркоман со стажем, на “его счету” – марихуана, героин, кокаин, экстази… Но тем не менее он был не готов к эффекту дизайнерского наркотика.

Мартин Макхью:
“Я начал пользоваться синтетическими препаратами, как только их стали продавать в хэдшопах прямо в центре города. Потом лавочки закрыли, но вещества по-прежнему можно купить на улице. Поставки идут из Британии или же через интернет.”

“Евроньюс”:
“И как же на вас подействовал этот наркотик?”

Мартин Макхью:
“В моём случае, симптомами стали сильная паранойя, словно у тебя под кожей кто-то ползает. Эффект длится от полутора до трёх суток, и его ничем невозможно “перебить”.”

“Евроньюс”:
“Почему же вас ничто не остановило?”

Мартин Макхью:
“Не знаю даже как это случилось… Я уже не мог от них отказаться. Мне уже и так было ясно, что я – наркоман.”

Тим Бинэм исследовал влияние ирландского запрета психотропных препаратов на местный рынок наркотиков. Уличные лавочки позакрывались, но интернет позволяет торговать ими в неограниченном количестве.

Тим Бинэм: *“Возьмём к примеру синтетический “К2”. Вот он продаётся за 7-95 Можете выбрать желаемое количество: один грамм, три, шесть… Добавим в корзину пару таких упаковок. Вот и всё, можно платить. Даже регистрация не требуется. Просто заплати в анонимном режиме и через пару дней жди посылку.
Препараты можно запросто купить через интернет поскольку серверы онлайн-магазинов находятся не в Ирландии, а странах, где продажа подобных веществ до сих пор не под запретом. Мы точно знаем, что их и сегодня покупают, ведь согласно прошлогоднему опросу среди студентов 19% подростков приобретали эти препараты либо напрямую по интернету, либо через друзей.”*

Дешёвые, легальные и в блестящей упаковке. Здесь, на границе с Северной Ирландией эти наркотики завоевали бесспорную популярность среди тинэйджеров, которым иногда всего 13 лет.

Пэки Келли работает в Центре заботы о семье в приграничном городке Монахан. В прошлом году от синтетических препаратов здесь умерли ДВА человека. Келли считает, что запрет не сильно повлиял на потребление.

Пэки Келли:
“Мы уже давно собираем упаковки, и могу вам сказать, эти вещества попадают сюда в самом разном виде. Взять, к примеру, вот это: те, кто принимают героин, говорили нам, что эта гадость снесёт вам “крышу”, и лучше уж – “сидеть” на героине, чем принимать эту дрянь. Все эти препараты были конфискованы ирландской полицией при обысках, но никого к ответственности так и не привлекли. Дело в том, что наше законодательство не “заточено” на борьбу с дизайнерскими наркотиками.”

Когда запрет вступит в силу и в Великобритании, хэдшопы, торгующие синтетическим наркотиками, вынуждены будут закрыться. Но критики закона считают, что проблему эта мера не решит. Каждый год в Европе появляется более СТА новых препаратов.

Мартин Макхью:
“В ходе лечения, я проходил тесты в клинике для получения заменителей. И тут оказалось, что у меня в крови обнаружены следы амфетаминов и героина, хотя я уже давно от них отказался, но зато принимал легальные синтетические наркотики. А вот уже через некоторое время анализы перестали показывать какие-либо следы, поскольку новые препараты невозможно выявить ни в крови, ни в моче. Народ стал принимать этот новый экспериментальный наркотик, и в результате люди нередко попадают в больницу. Но их невозможно зарегистрировать как токсикоманов, поскольку все их анализы – чисты.”

Адель Уоллас:
“Как вообще можно называть “легальным” вещество, которое настолько токсично, настолько смертоносно, что убивает наших детей? …и взрослых, конечно же, ведь никто не ограждён от этой гадости. Но всё же дети находятся в большей опасности, ведь, по доверчивости, они считают эти вещества безвредными, думая, что они легальны. И вот от этого-то мне особенно тошно…”