Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Сказка о царе: в Лондоне дали "Бориса Годунова" в авторской редакци


musica

Сказка о царе: в Лондоне дали "Бориса Годунова" в авторской редакци

Совместно с

Русская драма совести в музыке – “Борис Годунов”, единственная оперная работа, завершенная Модестом Мусоргским. Авторскую редакцию произведения от 1869 года представляют на сцене Королевского оперного театра Лондона лучшие баритоны мира.

Годунова спел валлиец Брин Терфель. Он рассказал программе “Музыка”: “Очень важно уметь выбирать правильные роли в правильные моменты жизни и карьеры. Мне исполнилось 50 и да, я чувствую, что готов к новым образам”.

Специалисты отмечают: партия Годунова чрезвычайно сложна для исполнения. Трудный музыкальный рисунок, пение на русском, необходимость раскрыть психологическую драму царя, переживающего смертельный страх и раскаяние. Терфель готовил “своего” Годунова почти год: “Когда поешь на немецком, итальянском, французском, ты можешь сам как-то корректировать ошибки. С русским языком все иначе. Это для меня вообще иное измерение. В Ковент-Гардене в оркестре играет немало русских, и вот я смотрел на вторые скрипки, на альтов, а они мне подмигивали, одобряя исполнение”.

Новой зрелищной постановкой режиссера Ричарда Джонса дирижирует энергичный маэстро Антонио Паппано. За эту оперу он взялся впервые. Вот его впечатления: “Достаточно услышать две ноты, и все, сразу ясно – это русская опера. Она имеет такой своеобразный оттенок, это сплетение контрабасов, фаготов, виолончелей. Мусоргский создал мир, который на самом деле рассказывает о его стране”.

Сходные ощущения – и у Терфеля: “Несомненно, эта музыка – очень русская по природе, это глубокое звучание инструментов, эти низкие красивые мелодии. Он писал специально для низких голосов”.

В основу оперы легла история царя Бориса Годунова, который в 16 веке пришел к власти, предположительно убив настоящего наследника престола – ребенка.
Антонио Паппано отмечает: “Трагедию написал Пушкин, несколько домыслив историю. Мы ведь не знаем, на самом ли деле молодого Дмитрия убили по приказу Бориса. Мы не знаем, как было в реальности, но пушкинский сюжет в основе либретто идеально подходит для театра. Очень интересно наблюдать на сцене развитие внутренней драмы, нарастание психологической пытки под тяжестью вины”.

Брин Терфель: “Это многогранное психологическое произведение, напряжение растет по мере приближения к сцене смерти. Эта темная сторона, эти внутренние страдания все время остаются с ним. В этом взлет и падение Бориса Годунова”.

Выбор редакции

Следующая статья
В Париже дали "Чайковского в квадрате"

musica

В Париже дали "Чайковского в квадрате"