Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Допустили ли просчеты бельгийские спецслужбы?


Insight

Допустили ли просчеты бельгийские спецслужбы?

Бывший журналист, ныне известный эксперт по исламскому терроризму Клод Монике, поделился с “Евроньюс” предположениями о деталях подготовки терактов в Брюсселе и о работе бельгийских спецслужб.

“Евроньюс”:
Верно ли, что теракты выявили просчеты в оценке террористической угрозы в Бельгии?

Клод Монике:
Есть проблема оценки опасности индивида, и в этом смысле я бы сказал, что она есть у бельгийцев, но также у всех. Западные спецслужбы – это инструменты из холодной войны. Они отформатированы и подготовлены для работы со структурами: государствами, политическими партиями, Политбюро ЦК КПСС, КГБ, Красной Армией и т.д … Здесь перед нами есть структура, ДАИШ, которую мы понимаем, даже при всей ее сложности. Есть глобальная картина, глобальная окраска… Но когда доходит до деталей и, к сожалению, детали, имеющей оперативное значение, опасности индивида, то получается хуже, потому что культура изменилась и перед нами уже не джихадисты прошлого, 10 или 15 лет назад, а хулиганы, которые, как, например, Бакрауи, радикализировались за полгода-год. И которые могут быть долго на виду, прежде чем их раскроют.

“Евроньюс”:
Так что это – плохой анализ ситуации, неверная оценка развития терроризма?

Клод Монике:
Думаю, что проблема анализа есть у всех западных разведок, особенно в Бельгии и Франции. Проблема анализа действительно существует. Думаю, что это проблема культуры. Наверное, потребуется взять понемногу от классической культуры разведки, когда работают в структурах, сетях и т.д., и от полицейских служб, которые работают с бандами, молодежными криминальными группировками на улице, знают культуру улицы. И если нам удастся добиться такой смеси, создать подразделения, в которых сосуществуют и взаимодействуют эти два элемента, то, возможно, будет более четкое представление о работе. Мы прекрасно видим, что укрытие и поддержку Абдеслама обеспечивали не джихадисты, а уличные мальчишки. Хулиганы из организованных банд оказывали услугу приятелю, потому что они слишком чтят закон омерты и то, что нельзя подводить приятеля, даже если сами не являются джихадистами: ну, мол, Салех свой парень, и я ему помогу.

“Евроньюс:
Вы удивлены широким набором материалов, найденных в квартире в Схарбеке?

Клод Монике:
По-моему, характер материалов, обнаруженных на конспиративной квартире в Схарбеке при обыске прошлой ночью, показывает, что их заготавливали долго. Среди них, например,150 литров ацетона. Ацетон продается свободно. Если вы покупаете один, два, три литра, ни у кого не возникнет вопросов. Но если покупаете 20, 30 или 150 литров, то это может вызвать подозрения. Вполне возможно, что продавец позвонит в полицию, и эти люди это знают. Таким образом, можно предположить, что эти материалы накапливались постепенно, относительно долго. Я думаю, что подготовка шла несколько недель или месяцев.

“Евроньюс”:
Арест Салеха Абдеслама ускорил нападение на Брюссель?

Клод Монике:
Теракты, очевидно, не были местью за арест, потому что такие вещи готовятся не три-четыре дня. Возможно, арест ускорил их. В итоге, что нам известно? Салах Абдеслам арестован в пятницу вместе с Муниром Шукри, агентом ДАИШ, который сам был в розыске, находясь в Германии. Он попал под контроль 9 октября близ Ульма, но его имя не появлялось нигде в деле о терактах 13 ноября. То есть, он в них не был замешан. Ясно, что он что-то другое готовил. Тремя днями раньше эти двое избежали ареста на квартире Самира Бузига, который участвовал в логистической подготовке парижских терактов. Там нашли автоматы Калашникова и детонаторы. Возможно детонаторы готовились для бомб, которые взорвались вчера. Таким образом, Салех Абдеслам, видимо, был полностью осведомлен о подготовке терактов. Возможно, после его ареста его сообщники побоялись, что он может начать говорить и их засекут по его мобильному телефону. Возможно, в “завещании”, оставленном Бакрауи, такая возможность допущена. Он написал: если не сделаю что-то в ближайшее время, то в конечном итоге окажусь за решеткой, как и он. То есть Салех Абдеслам.

Урегулирование в Сирии: надежды и требования ВКП

Insight

Урегулирование в Сирии: надежды и требования ВКП