Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Джордж Клуни: "Я - потомок ирландских иммигрантов"


кино

Джордж Клуни: "Я - потомок ирландских иммигрантов"

Восемь лет назад Джордж Клуни основал благотворительную организацию “Not on Our Watch”. Ему удалось привлечь внимание международной общественности к ситуации с беженцами в Дарфуре и собрать достаточное количество денег, чтобы помочь этим людям.

Сегодня в фокусе внимания актёра, режиссёра, сценариста и продюсера – ситуация с положением мигрантов и беженцев в Европе. Эту озабоченность разделяет и супруга Джорджа Клуни, семья которой вынуждена была бежать из Ливана в середине 80-ых, когда в стране шла гражданская война.

“Я – потомок ирландцев, и они столетие назад нашли приют в Америке потому, что были беженцами. Относились к ним в то время в США ужасающе. Потом Америка поняла, какую колоссальную ошибку в отношении таких людей она сделала. США – страна эмигрантов, или иммигрантов, смотря откуда смотреть, и мы, судя по тому, как ведем себя сегодня, об этом основательно подзабыли. И еще мы начали думать, что есть “они”, есть “мы “, есть “вы”. Мы – такие же “они” и такие же “вы”, – говорит Джордж Клуни.

Во время Берлинале он встретился с теми, кто нашёл приют в Германии.

Беженцы рассказали ему о том, как они и почему они оказались в чужой стране.

“Бомбардировки и перестрелки, перестрелки и бомбардировки. И я застряла, потому что мне было страшно пошевелиться. А на руках у меня – дети, Виссам и Джуди, дрожащие от страха. Я обняла их, прикрыла собой их, сказала им, что я не хочу, чтобы они так боялись бы смерти. Смерть – это всего лишь смерть. Я добавила, что я надеюсь, что они, если погибнут, то погибнут от пули, а не потому, что им отрубят голову. Смерть от пули в такой ситуации – как благословение бога”, – говорит одна из участниц беседы.

“Вынести происходящее было невозможно, потому что передвигаться я мог, только пригнувшись и короткими перебежками. Это был нескончаемый ужас, мы просто не знали, куда деваться. Убийства и стрельба снайперов по живым мишеням, по людям”, – рассказывает соотечественник этой женщины, тоже покинувший Сирию.

“Меня арестовали, я провёл в тюрьме два месяца, из них три недели я просидел в камере для политзаключённых, меня там пытали. Электричеством, кожу обжигали горячим чем-то. И я потом все время получал угрозы, в том числе и на своём аккаунте в Фейсбуке, мне говорили, что меня поймают и отрубят голову”, – делится пережитым еще один участник встречи.

“Нам нравится думать про себя, что мы – цивилизованный мир и цивилизованная нация, и мы любим еще говорить – “Ах, если бы мы знали, мы обязательно что-нибудь сделали, чтобы предотвратить трагедию”. Но на самом деле это лукавство – мы всё знаем и прекрасно понимаем, что происходит. И не надо забывать, что люди убежали из своей страны, бросив дома, оставив прежнюю жизнь не просто так, у них на это были очень веские причины: самому их существованию угрожала смерть, их повседневность была полностью разрушена. Слишком много разговоров о цифрах, о крупных цифрах. И про цифры легко забыть – это всего лишь абстракция. А вот когда вы видите плачущего ребенка на руках у матери, оба сидят на голой земле, и когда вы слышите, как его мама утешает, и когда эта женщина рассказывает, почему она оказалась в такой ситуации, как она схватила ребенка, прижалась к земле и сказала: “Если я погибну, то пусть меня убьёт пуля, по крайней мере, это будет быстро”, то такие историю полностью меняют отношение к происходящему, как думает Джордж Клуни.

Выбор редакции

Следующая статья
Ад в поднебесье

кино

Ад в поднебесье