Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Российские эмбарго и ЕС: политика ценой сельского хозяйства


Франция

Российские эмбарго и ЕС: политика ценой сельского хозяйства

“Я – фермер и я умираю”, “Мы здесь, но сердце не на месте” – такие плакаты украсили в этом году стенды французских участников 53-го Международного сельскохозяйственного салона. Он проводится в Париже с 1964 года, но, пожалуй, никогда не разворачивался в ситуации столь глубокого и затяжного кризиса. Жесткая конкуренция со стороны других стран ЕС, резкая либерализация сектора Еврокомиссией, крайне низкие закупочные цены, навязанные французской торговой сетью, – все это поставило на грань разорения многие фермерские хозяйства страны. Учитывая, что Франция – крупнейший производитель аграрного сектора Евросоюза (на нее приходится 18 %), сельскохозяйственный кризис в этой стране затронул и ряд других государств ЕС. Сегодня кризис достиг такого масштаба, что, по данным фермерских профсоюзов, для поддержки деятельности животноводческих хозяйств Франции требуется не менее 3 миллиардов евро. С лета прошлого года 60 тысяч фермеров запросили у государства срочную финансовую помощь, до 40 тысяч из них находятся на грани разорения.

Краткая история двух российских эмбарго

Два российских эмбарго, введенных в 2014 году, лишь усугубили ситуацию. В январе 2014-го российские санитарные власти ввели запрет на ввоз свинины из Евросоюза. Официально его причиной стала информация о случаях свиной лихорадки, обнаруженных в странах Прибалтики и Польше. Несмотря на требования ЕС ограничить периметр эмбарго территорией государств, где была выявлена эпизоотия, Москва включила в него все страны-члены.

В августе 2014 года, в ответ на введенные ЕС антироссийские санкции и для поддержки отечественного производителя, президент Владимир Путин подписал указ “О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации”. На следующий день правительство ввело годовой запрет на импорт говядины, свинины, овощей и фруктов, мяса птицы,
рыбы, сыров, молока и большинства видов молочных продуктов из США, стран Евросоюза, Канады, Австралии и Норвегии. Кроме того, 4 июня вступил в силу запрет на импорт рыбных консервов из Латвии и Эстонии. 24 июня 2015 года Владимир Путин подписал указ о продлении
продовольственного эмбарго до 5 августа 2016 года включительно.

Санитарное эмбарго на ввоз свинины: что делать?

Открывая 53-й сельскохозяйственный салон, Президент Франции заявил, что добиться от Москвы снятия санитарного эмбарго на ввоз свинины является для него “приоритетом”. Франсуа Олланд пообещал, что поставит этот вопрос перед европейскими партнерами на саммите ЕС 7 марта. Посещая Салон несколько дней спустя, министр сельского хозяйства Стефан Ле Фоль подтвердил, что Париж будет добиваться отмены введенного Россией эмбарго. Для этого он намерен создать коалицию стран ЕС (в первую очередь Германии, Польши, Словении и Нидерландов), чтобы вместе предложить антикризисный план, среди пунктов которого возвращение к определенному регулированию рынка, возобновлению политики создания запасов и сокращение производства, прежде всего мяса и молока.

Как рассказал Euronews Гийом РУЭ – председатель профессионального объединения французских свиноводов Inaporc, с введением российского эмбарго Евросоюз “лишился годового рынка объемом 150 тысяч тонн, что составляет 25 % об общеевропейского производства свинины и продуктов ее переработки”. Из-за того, что 150 тысяч тонн непроданной в Россию свинины оказались на европейском рынке, по данным профобъединения, цена за килограмм упала как минимум на 20 сантимов евро. Таким образом за два года упущенная выгода составила для Евросоюза 8 миллиардов евро, для французских производителей – 800 миллионов. Гийом РУЭ признался, что смотрит в будущее без особого оптимизма после визита в середине февраля в Москву и Брюссель, где, как он убедился, стороны ведут “диалог глухонемых”.

Как пояснил в свою очередь Лоик ЭВАН – руководитель ветеринарного отдела Министерства сельского хозяйства Франции, сразу после введения российского эмбарго наиболее пострадавшие от него страны ЕС и Еврокомиссия неоднократно пытались убедить российские власти в необходимости придерживаться регионального принципа при выявлении эпизоотии, но не были услышаны. Региональный принцип, предписываемый также Всемирной организацией по охране здоровья животных, состоит в том, что санитарный кордон вводится лишь в государствах, где непосредственно были отмечены случаи свиной лихорадки, остальные же члены Евросоюза могут продолжать экспортировать.

Несмотря на многочисленные консультации и представленные европейской стороной резоны, а также на визит в Москву 8 и 9 октября прошлого года министра сельского хозяйства Франции Стефана Ле Фоля, “мы чувствуем, что за санитарными аргументами скрываются, по всей видимости, аргументы политические”, говорит Лоик ЭВАН, потому что “с технической точки зрения компромисс мог быть найден уже давно”. Определенные надежды в Париже связывают с вердиктом Всемирной торговой организации, в которую Еврокомиссия обратилась в начале апреля 2014 года с иском о снятии санитарного запрета на ввоз свинины. Решение, как здесь надеются благоприятное, должно быть вынесено в ближайшие недели.

“Политическое” эмбарго: полная неопределенность

Второе эмбарго, введенное Россией в августе 2014 года в ответ на санкции Евросоюза, многие в ЕС для краткости называют “политическим”. И если снятия санитарного запрета Москвой можно добиваться, используя международные механизмы, то прогнозировать что-либо в случае с санкциями, инициированными в связи с присоединением Крыма к России и конфликтом на востоке Украины, можно лишь с помощью “магического кристалла”, отвечали нам многие в кулуарах Сельскохозяйственного салона.

Под “политические санкции” подпали говядина, фрукты и молочные продукты. По данным Национальной федерации производителей говядины, после введения эмбарго, в 2015 году общеевропейский экспорт этого мяса сократился на 40 тысяч тонн. В этом секторе, как и в остальных, рынок наводнила нереализованная продукция европейских соседей, потянув цены вниз.

Все проекты, начатые еще до санкций, оказались заморожены, свидетельствует Жан-Пьер ГАЖАН, генеральный директор одного из питомников коров гасконской породы. За год до введения эмбарго ГАЖАН и его коллеги подготовили документы, чтобы гасконская порода была признана Россией разрешенной для ввоза; их питомник получил заказ из РФ на тысячу голов. Но после введения эмбарго в одночасье все контакты были прерваны и никакого официального ответа французские фермеры не получили. “Мы так и не узнали, связано ли это напрямую с введенным эмбарго или нет, – говорит Жан-Пьер ГАЖАН. – Потом нам стало известно, что вместо наших гасконских были закуплены американские и австралийские породы. Мы, конечно, стараемся не опускать рук, но сложившаяся ситуация явно вне нашего понимания и, к сожалению, влияния”.

“Решение о санкциях властями Евросоюза было принято поспешно, – считает Жозеф ЖИРУ, генеральный секретарь Постоянной ассамблеи сельскохозяйственных палат Франции, регулирующей аграрные отношения. – Те, кто его принимали, недооценили последствия подобного шага для сельского хозяйства ЕС. Никто не знает, сколько еще мы будем расплачиваться за это”. “Я надеюсь, что разум восторжествует”, – добавляет Режис СЕРР, председатель кооператива Arterris по производству зерновых и посевного материала. Еще два года назад он экспортировал 25 % от общего объема гибридного посевного материала в Россию и на Украину, но после начала вооруженного конфликта в Донбассе о восточном направлении экспорта пришлось забыть.

Профсоюзы: политика не должна убивать сельское хозяйство

Активисты крупнейшего аграрного профсоюза FNSEA (Национальная федерация профсоюзов сельских хозяев) вот уже несколько месяцев ведут борьбу за то, чтобы быть услышанными. Введенные Россией эмбарго на ввоз сельхозпродукции из стран Евросоюза лишили французский агросектор целого ряда рынков сбыта, не устает повторять его лидер Ксавье Бёлен. “Ситуация на рынках сельхозпродукции в настоящее время очень сложная. Роль Евросоюза – смягчить это негативное воздействие, и я крайне недоволен деятельностью Брюсселя, – заявил он на прошлой неделе в эфире одного из телеканалов. – Ситуация с российским эмбарго не меняется уже два года и расплачиваются за сложившуюся ситуацию именно европейские фермеры”.

“Несправедливыми” назвал оба эмбарго в интервью “Евроньюс” в кулуарах Салона Сильван ЛЕРМИТТ, отвечающий в профсоюзе за аграрную политику и международные отношения. По его мнению, национальным и европейским лидерам “необходимо оказать всевозможное давление на стороны”, “положить конец тому, что политический кризис привел к катастрофической ситуации в аграрном секторе”. Надежды многие в Париже возлагают на визит главы Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера в Москву, который, как сообщают в Брюсселе, должен состояться в “ближайшее время”. Необходимо, чтобы Юнкер “напрямую решил этот вопрос с президентом Российской Федерации”, убежден ЛЕРМИТТ. Следует отметить, что каждый раз европейским чиновникам и министрам стран-членов ЕС приходится прилетать для переговоров в Москву. Дело в том, что министр сельского хозяйства России, в прошлом губернатор Ставропольского края Александр Ткачев, в июле 2014 года попал в расширенный санкционный список Евросоюза и с тех пор въезд в государства ЕС ему запрещен.

Жюльен БИГАН, замглавы другого профсоюза – Молодые фермеры – считает, что ситуацию с российскими эмбарго усугубляет тот факт, что страны Евросоюза не могут вести с Москвой двусторонние переговоры об их снятии. Например, во Франции – одна из лучших в Европе систем по контролю за качеством мясных продуктов, а также строгие санитарные нормы убоя животных, говорит он. Париж мог бы представить эти аргументы Москве в случае с эмбарго на ввоз свинины. Но пока в Брюсселе и слышать не хотят о том, чтобы какая-либо из стран вела сольную партию. Руководство “Молодых фермеров” также выражает непонимание “двойными демократическими стандартами” ЕС. Так, если предложения по урегулированию аграрного кризиса исходят от комиссара по сельскому хозяйству Фила Хогана, для их принятия необходимо простое большинство. Если же Франция или какая-то другая страна выступает с инициативой, то нужна поддержка всех государств Евросоюза. “Молодые фермеры” сейчас работают вместе с коллегами из Бельгии,Италии и Испании, а также с экспертами, чтобы представить Брюсселю свои предложения.

Желаемое и действительное

“Хочется верить, что выход из создавшегося тупика будет найден, – говорит Режис СЕРР. – Россию и Францию всегда соединяли крепкие узы, у нас общая культура и общие интересы”.

“Пока не видно никаких признаков выхода из тупика, – добавляет Гийом РУЭ. – Остается надеяться на то, что в политике все может случиться, были случаи, когда невозможное становилось возможным”.

“Не исключено, что критическая масса приложенных усилий переломит ход событий, – считает Лоик ЭВАН. – Мы со своей стороны все для этого сделали, главное – поддерживать диалог”.

“Мы остаемся оптимистами, – заключает Жюльен БИГАН, – и верим, что позиция Франции будет услышана в Брюсселе. Все больше политиков и экономистов озвучивают высказанные нами аргументы. Надеемся, что скоро они станут духом времени и помогут преодолеть кризис”.