Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Убийцы в законе: Франция помиловала жертв домашнего насилия, убивших обидчиков


insiders

Убийцы в законе: Франция помиловала жертв домашнего насилия, убивших обидчиков

Во Франции Жаклин Соваж стала символом жертв домашнего насилия: она убила, чтобы спастись. Почему женщина терпела агрессию мужа так долго? Почему не ушла, не пожаловалась? Программа “Репортер” познакомилась ближе с делом Соваж и с другими жертвами домашнего насилия, решившимися на крайний шаг.

Девять жизней Александры Ланж

Говорят, что у кошек – 9 жизней. У Александры Ланж – тоже явно не одна. Поскольку для одной всех выпавших на долю этой многодетной матери событий и страданий – слишком много.

В течение 14 лет Александру систематически избивал и терроризировала муж Однажды он решил ее убить, но не успел: Александра убила его первой.

Ее оправдали три года назад. Александра хорошо помнит, как пыталась не доводить дело до трагического конца… но не была услышана. Она рассказывает: “Когда я вызвала полицию, они приехали, увидели меня стоящей на ногах со следами побоев и крови. Крови было немного, вокруг рта, на шее. Да, у меня был подбит глаз, синяк был размером с шарик для пинг-понга. Полицейский, не вылезая из машины, cпросил: “Это вы хотите подать жалобу?” “Да, это я, меня избил муж и я больше не могу”. “Но у вам мало крови.” Я сказала: “Что ж. хорошо, я вновь вызову вас, когда он меня убьет”.

История Александры легла в основу книги, а затем и фильма. Картина рассказывает о женщине, которую долго били, унижали, оскорбляли – и вот однажды она убивает обидчика, собственного мужа. В суде героиня фильма, и сама Александра говорят о самозащите: если бы под рукой не оказалось ножа, разъяренный мужчина убил бы жертву. Суд принял это вариант, однако к моменту окончания разбирательства Александра полтора года провела в тюрьме.

Женщина вспоминает: “После содеянного я попала в тюрьму и думала, что буду там одна такая – убившая муж за то, что он бил. И вот в заключении я увидела по телевизору репортаж о женщинах из тюрьмы в районе Па-де-Кале: там многие отбывали наказание именно за убийство мужа! Я подумала:“Ничего себе, я, оказывается, не одна такая!”

“Отложенная защита” Жаклин Соваж

Не первая и не последняя из тех,кто убивает мужа. На этом строила защиту и адвокат Жаклин Соваж – женщины, застрелившей мужа, который в течение 45 лет избивал ее. А также развращал их общих детей, о чем уже выросшие дочери позднее заявили суду. Правда, суд решил, что в момент расправы жизни Жаклин ничто не угрожало и отказался квалифицировать ее действия как самооборону. Да, у нее “накипело”, но убийство остается убийством… женщине “дали” 10 лет тюрьмы. Решение суда вызвало волну возмущения в обществе, были собраны воззвания и подписи, они доошли до президента Франции. Франсуа Олланд принял решение о “частичном помиловании”, списав Жаклин часть наказания.

Освобождения Жаклин Соваж активно добивалась актриса Эва Дарлан. Она – сторонница принятия во Франции “закона об отсроченной защите” и о юридическом признании “синдрома избиваемой женщины”. Такой закон сегодня существует лишь в Канаде.

Женщина поясняет: “Этот закон защитит наших женщин. Речь идет об “отложенной защите”, то есть о защите не в момент, когда вас вот-вот убьют. Возьмите пример Жаклин. Ее избили, а потом она пошла за ружьем. Вот это случай не подходит, по вашему, под “отложенную защиту”? Почему? Это просто в голове не укладывается. Суд над Жаклин был несправедливым и постыдным. И очень болезненным!”

Эва выступает с моноспектаклем, в котором рассказывает собственную историю. В спектакле есть и смешные моменты, но актриса призывает не смеяться… Она два года прожила рядом с агрессивным и жестоким мужем, ее били. Затем она ушла. Что дальше? “Законы никто не соблюдает, – говрит она. – К примеру, закон о защите жертвы, когда виновный не должен приближаться к вам ближе, чем на 500 метров… кто его соблюдает? А кто оградит вас от морального насилия, угроз? У меня было гигантское дело именно о моральном давлении, и что? Никто не дал ему ход”.

Казнить нельзя помиловать

По оценкам специалистов, во Франции из-за побоев, домашнего насилия каждые три дня умирает женщина. Что можно сделать, чтобы повернуть вспять эту статистику?
Люк Фремио – юрист, занимающийся проблемой домашнего насилия 10 лет. Он – автор книг на эту тему. В деле Александр Ланж Люк представлял обвинение. Его жесткая манера ведения допроса обвиняемой и его же призыв оправдать ее – вошли в фильм.

По мнению Фремио, дело Жаклин Соваж – не из той же корзины. Да, он считает обвинительный приговор несправедливым, но одновременно выступает против принятия закона “об отложенной защите” по типу канадского. Почему?

Люк Фремио поясняет: “Меня глубоко шокирует перспектива выдать женщинам своего рода “карт бланш” на убийство. Разрешить им убить, если по другому решить проблему не получается. Рассуждая так, мы исходим из предположения, что женщины постоянно пребывают в условиях смертельной опасности. Это неверно. Даже у самого агрессивного обидчика бывают спокойные дни, в таких семьях даже своего рода “медовые месяцы” бывают, когда мужчина пытается помириться, клянется, что больше никогда…. И вот в такие моменты женщина должна принять решение: уйти, написать жалобу в полицию, позвонить адвокату или в специальную ассоциацию… Вполне понятно, что женщина, которую годами били, ненавидит обидчика. И она может спланировать убийство, сказать: все, больше не могу. А закон об “отложенной защите” меня оправдает! Этого нельзя делать, поскольку мы ставим под сомнения базовые принципы права и гуманистического общества”.

“Он украл мою жизнь”

Морган Селиман 4 года подвергалась домашнему насилию. Однажды она решилась сообщить властям, ее мужа посадили. Женщина написала книгу “Он украл мою жизнь”. Она вспоминает: “Все началось, когда я ждала нашего ребенка. Причины были пустяковыми, придирки начинались с утра: я не так положила пульт от телевизора, не поправила подушки…И вот тогда муж включал счетчик. Он знал, что в два часа дня я уложу малыша спать. И вот он говорил: “Я через 4 часа я тебя изобью, через два часа… через 10 минут”. И так до конца”.

Почему молодая мать так долго терпела?

“Ну, во-первых, из-за любви. Потом, я надеялась. Я думала: я жду ребенка, хочу семью, он изменится. Он будет добр ко мне. И одновременно я боялась. Он казался сумасшедшим, и я думала, что однажды он убьет меня. Я боялась за свою семью. Затем, в какой-то момент, ты привыкаешь к побоям, они становятся рутиной, обычным делом. Все, что меня интересовало – это его настроение. Он в духе? Значит, я доживу до завтра и смогу позаботиться о сыне. Я думала только об этом, у меня не было сил уйти, спланировать что-то”.

Сегодня Морган живет в Нормандии, весь прошлый год ее укрывали в благотворительной ассоциации. Однако женщина по-прежнему боится: ее бывший муж вышел из тюрьмы, имеет право видеться с сыном. Он угрожает отомстить Морган.

“Конечно, сегодня мой страх иной, не такой, как прежде, – говорит она. – Я боюсь, что однажды он взорвется, дойдет до ручки и сделает то, что обещал. Убьет меня”.

Выбор редакции

Следующая статья
Лесбос: солидарность по-европейски для спасения беженцев

insiders

Лесбос: солидарность по-европейски для спасения беженцев