Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Новый фильм Мани Хагиги: про драконов и людей


кино

Новый фильм Мани Хагиги: про драконов и людей

“Дракон прибывает!” – фильм об истории Ирана, рассказанной в сюрреалистическом преломлении. В центре по-настоящему детективного сюжета – повествование о трех мужчинах, которые отправились на необитаемый иранский остров в 1965 году для расследования истории с самоубийством политического заключенного. Которое по времени совпало с убийством иранского премьер-министра!

Режиссер Мани Хагиги мастерски держит зрителей в напряжении.Полуфантастический контекст фильма, однако, не затмевает исторических реалий : мы – в середине 60-х, когда у власти находится Шах Мухаммед Реза Пехлеви и с ним его секретная служба САВАК.

Мировая премьера пятой картины режиссера Хагиги состоялась на Берлинском кинофестивале, где этого режиссера с почетом принимают уже в третий раз.
Мани Хагиги рассказывает о своей работе так: “Это фильм, в котором стираются границы жанров. Здесь вы видите и детектива Филиппа Марлоу, и героев Жюля Верна, возможно, и Тинтина. В фильме сильно влияние западного кинематографа, особенно “черного”, страшного кино. Все эти элементы сведены воедино в рамках некоего эксперимента. Мы собираем конструкцию и смотрим, что получилось. И кончено, интегрируем в повествование киноссылки на другие источники”.

Иранский режиссер не забывает и еще об одном важном источники вдохновения – авангардной драматургии 20 века: “Беккет, Ионеско, Гарольд Пинтер оказали, бесспорно, большое влияние на становление этого фильма. И на центральную идею – искать то, чего нет ожидая, когда “это” вдруг как-то себя проявит”.

Фильм, как калейдоскоп: элементы, которые могут быть лишь выдумкой, вдруг оказываются правдивыми, и наоборот. Зритель балансирует на грани сюрреализма и исторических фактов. Можно ли говорить, что такой подход символизирует восприятие иранской истории режиссером?

Мани Хагиги: “Да, хотя бы потому, что вы помните жизнь до революции. Я не очень стар, но и в моем среднем возрасте помню, как обстояли дела “до” и как обстоят “после”. Однажды ты понимаешь, что понятия, ценности, казавшиеся незыблемыми в один исторический период, теряют свою значимость в другой. Вы живете и видите, что важное становится неважным и наоборот. И вам хочется снять об этом фильм”.

Берлинский кинофестиваль поддерживает новинки иранского кино, в этом году в программе значились 4 картины из этой страны. Именно иранский фильм – картина “Такси” Джафара Панаги – выиграл высшую награду фестиваля по итогам прошлого года. Режиссера тогда, кстати, на фестиваль иранские власти не выпустили: в 2010-м ему запретили снимать кино сроком на 20 лет.

Как сегодня чувствуют себя в Иране кинопроизводители, остается ли цензура серьезным барьером в их работе?

Мани Хагиги: “Это очень сложно, это настоящий лабиринт, по которому вы плутаете. Если вы умны и удачливы, возможно вам повезет и вы выберетесь невредимым. Но есть еще и самоцензура – злейший враг творческих людей. Представители ведомств, отслеживающих ваши фильмы, предлагают вам договориться. Иногда в каких-то рамках это возможно, если проявить выдумку и гибкость. А самоцензура – это компромисс с самим собой. И вот тут вам нужно быть предельно честным и устойчивым. Я пытался соблюсти это условие при работе над фильмом. Мне кажется, у меня получилось”.

Сложный детективно-фантастический сюжет фильма выстроен вокруг реального факта – убийства в 1965 году иранского премьер-министр Хасана Аль-Мансура. Рядом с исторической личностью комфортно соседствует дракон, давший название картине. Он позволяет людям говорить на иностранных языках. Еще один код и еще один ключ к интерпретациям и метафорам. Которые не всегда под силу раскрыть и создателям картины. Они просто советуют смотреть, думать и получать удовольствие. А разгадка придет сама…

Выбор редакции

Следующая статья
"Три девятки": в лучших традициях криминальных триллеров

кино

"Три девятки": в лучших традициях криминальных триллеров