Срочная новость

Срочная новость

Греческий министр по миграции: "Австрия ведёт себя враждебно"

После заседания в Брюсселе Совета по внутренним делам Евросоюза министр по миграционной политике Греции рассказал Евроньюс о её разногласиях с

Сейчас воспроизводится:

Греческий министр по миграции: "Австрия ведёт себя враждебно"

Размер текста Aa Aa

После заседания в Брюсселе Совета по внутренним делам Евросоюза министр по миграционной политике Греции рассказал Евроньюс о её разногласиях с Австрией.
Яннис Музалас выразил мнение, что общая политика ЕС в отношении беженцев зашла в тупик. С ним беседовала наш корреспондент Эфи Кутсокоста.

Яннис Музалас: План Евросоюза, который Австрия поддержала, предусматривает не заборы, а переселение, не травить мигрантов собаками, а давать им жильё, не закрытие границ, а регистрацию. Это чёткий план.

Евроньюс: Но он не выполняется…

Яннис Музалас: Некоторые станы-члены, а теперь и Австрия, вместо того, чтобы выполнять этот план, замыкаются в своём национальном пространстве. Мы все должны вести себя достойно как члены Евросоюза. Австрия была раньше дружелюбным государством, а теперь она ведёт себя враждебно. Мы не рассматриваем её как враждебную страну, мы лишь говорим, что её действия враждебны и неприятны как для нашей страны, так и для Европы.

Евроньюс: Обещает ли Австрия вернуться на прежний курс?

Яннис Музалас: Мы не получили и не просили подобных заверений. Мы ожидаем не более и не менее, чем выполнения письменных или устных обязательств, которые мы получили на последнем саммите. Сами мы выполняем наши обязательства и рассчитываем на солидарность.

Евроньюс: Греция пригрозила заблокировать соглашение с Великобританией, если не получит заверений, что границы останутся открытыми. Вы говорите, что какие-то устные обещание не выполняются. Какой будет реакция Греция, учитывая, что у неё сейчас есть и более тяжёлые проблемы?

Яннис Музалас: Мы ещё не знаем. Но мы продолжаем верить в единую Европу. Мы могли бы сорвать весь европейский проект на прошлом саммите, настаивая на своём, что даже не обсуждалось. Мы верили тому, что нам говорил Евросоюз и конкретные страны. Это было нашей ошибкой. Но мы будем настаивать. Мы видим все больше невыполненных обещаний и всё больше односторонних действий. Не потому, что мы хотим, а потому, что этого нельзя не видеть.