Срочная новость

Пройти через КПП: новые реалии Луганской области

Линия соприкосновения сторон конфликта на востоке Украины пролегает всего в сотне метров от поселка Станица Луганская. Здесь расположен один из

Сейчас воспроизводится:

Пройти через КПП: новые реалии Луганской области

Размер текста Aa Aa

Линия соприкосновения сторон конфликта на востоке Украины пролегает всего в сотне метров от поселка Станица Луганская. Здесь расположен один из основных пунктов пропуска для местных жителей, которые хотят попасть на территорию самопровозглашенной “Луганской народной республики” или оттуда пройти в районы, находящиеся под управлением Киева. Новые реалии устраивают не всех, но люди вынуждены к ним приспосабливаться, чтобы встречаться с родными.

“Мы хотим знать, когда закончится этот бардак в стране, – возмущается женщина, дочь которой живет в Луганске. – Мы – Украина и там – Украина. Почему нас отрезали от Украины? Почему мы должны проходить какие-то пункты пропуска с украинским паспортом. Я – украинка, и мои дети там – украинцы. Они не виноваты, что там какие-то террористы захватывают власть. Пусть тогда идут и освобождают”.

Чтобы пройти пропускные пункты с обеих сторон и мост через реку Северский Донец, приходится провести по меньшей мере час в очередях. Температура воздуха часто опускается ниже нуля. Украинские власти установили здесь палатки, где люди могут согреться, выпить чаю или кофе.

Жители ЛНР пересекают линию соприкосновения, чтобы забрать свои пенсии, которые Киев не перечисляет на подконтрольные сепаратистам территории, купить подешевеле продукты, так как в Луганске цены значительно выше, или навестить родственников. До войны фермеры из Станицы Луганской обеспечивали овощами и фруктами областной центр, но сейчас их дома и теплицы разрушены.

“Мы выращивали огурцы и помидоры, на рынке продавали, это был наш доход, – рассказывает эта женщина. – Мы продавали их, в основном, в Луганск. А теперь выращивать не можем, жить не можем – живем у дочки”.

Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев помогает людям с ремонтом. Но те, чьи дома разрушены полностью, не могут получить помощи в рамках программы восстановления украинского правительства и международных организаций, так как поселок по-прежнему считается мишенью возможных обстрелов.

“Пилотные проекты по восстановлению домов, находившихся на бывшей линии фронта, мы осуществляли, в основном, в Лисичанске, потому что там условия позволяли получить разрешение на работу и не было проблем с безопасностью, – говорит представитель УВКБ Джефф Уилкинсон. – Что касается данного поселка – то это лишь вопрос времени”.

В январе на заседании Контактной группы по урегулированию ситуации стороны договорились ввести “режим тишины” на линии соприкосновения, но, несмотря на это, до сих пор продолжают обвинять друг друга в нарушениях перемирия.