Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Берлинская рапсодия Дэвида Боуи


журнал

Берлинская рапсодия Дэвида Боуи

Дэвид Роберт Джонс не хотел быть таким, как все, даже псевдоним он взял – но не такой, как все. Ему не исполнилось и 20-ти, ему приглянулась форма ножа, изобретённого в 19-м веке, нож “боуи” показался ему удивительно функциональным.

Звезда рока, которая осветила путь в музыке минимум трём поколениям последователей и слушателей, Боуи работал везде. Но городом, который принёс ему вдохновение, стал Берлин.

Впервые он там поселился, когда нынешняя немецкая столица была разделённой и “прифронтовой” – Стена стояла как монумент нерушимости двух систем. Он работал в Берлине с продюсером Брайаном Ино – результатом сотрудничества стали три диска, позднее получившие название “Берлинская трилогия”: “Low”, “Heroes” и “Lodger” .

Записывал он их в Hansa Studio, рядом с Потсдамер Платц, в нескольких десятков метров от Берлинской стены.

Вспоминает Марк Ридер, он – музыкант, жил в Берлине в то же время. что и Боуи: “Он представил свой тогдашний сингл “Heroes”, это была премьера, во время популярного телешоу. Я не мог поверить ни своим глазам, ни своим ушам – это композиция Боуи? Настолько она отличалась от того, что музыкант делал до этого! Для меня тогдашний сингл стал границей в восприятии музыки Боуи. Как и для многих исполнителей. Многие поэтому последовали его примеру. И приехали работать в Берлин”.

Вот как описывал период жизни в Берлине сам Дэвид Боуи: “Берлин стал столицей европейской богемы, мы жили как богема, вели себя, как богема, это было возвращение к истокам и корням существования тех, кто зарабатывал себя на жизнь творчеством”.

“Берлин был городом, где смешивались все: музыканты, трансвеститы, странные люди, которые не могли себе найти места в других местах. Их всех принимал Берлин. Всех, отверженных так называемым “традиционным” обществом. Мне кажется, что ему очень нравился Берлин именно из-за того, что тут каждый мог быть самим собой, не боясь ни сплетен, ни обсуждения, ни осуждения. Для него жизнь в Берлине было временем рефлексий и интроспекций”, – резюмирует Марк Ридер .

Следующий этап – 87-ой год. 70 тысяч человек на концерте. Стена еще стоит. И по ту её сторону, в Восточном Берлине стоят те, кто Боуи не могут видеть, зато они его могут слышать. И Боуи исполняет “Heroes”. И тогда толпа молодёжи из Восточного Берлина начинает скандировать – “Стена должна быть разрушена!”. Их разгоняет полиция. Но два года спустя те же берлинцы фактически пошли на штурм Стены. И полиция уже ничего сделать не смогла. И Стена пала.

“26 альбомов, но есть в каждом из них композиции, записанные так, что стали жемчужинами его творчества. Есть версия тех же “Heroes”, записанная в Германии – это сегодня коллекционный экземпляр. Есть диски Боуи еще на виниле, их можно купить пока на его сайте. Это – бесценные предметы. Есть обложки дисков. Класс творческого наследия таков, что уже при жизни Боуи удостаивался выставок высочайшего уровня в лучших музеях мира, например, в музее Виктории и Альберта в Лондоне”, – подводит итог Найджел Хаус.

Выбор редакции

Следующая статья
Красота спасёт мир

журнал

Красота спасёт мир