Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

В преисподнюю на Марс: в Париже дают "Фауста" будущего


musica

В преисподнюю на Марс: в Париже дают "Фауста" будущего

Совместно с

Гектор Берлиоз был так поражен “Фаустом” Гете, что решился на его музыкальную интерпретацию и шел к финальной версии свыше 10 лет. В канун рождества “Осуждение Фауста” Берлиоза звучит с Парижской оперной сцены в вокальной интерпретации звезд – Йонаса Кауфмана, Брина Терфеля – и в неожиданно-футуристической постановке Алвиса Херманиса.

Сказания о Фаусте – чародее, лекаре, чернокнижке, подписавшем сделку с дьяволом — один из древних бродячих сюжетов. Свои “фаусты” были у многих европейских народов. Кульминацией становления образа стал “Фауст” Гете. Эта книга так потрясла молодого Берлиоза, что он сразу положил отдельные эпизоды на музыку. Всерьез за “Фауста” композитор возьмется намного позже.

Йонас Кауфман рассказывает: “Это завораживающий сюжет. Берясь за такую работу, мы должны решить, рассказываем ли мы просто о некоем человеке по имени Фауст или же мы говорим о вечном искушении человека перед злом”.

Драматическая легенда Берлиоза для Херманиса служит лишь канвой.
Он нашел нашел Фауста 21 века. Это – знаменитый британский ученый-астрофизик Стивен Хокинг, прикованный к инвалидному креслу. Идея Хокинга – освоить для проживания другие планеты::http://www.independent.co.uk/news/science/stephen-hawking-space-travel-will-save-mankind-and-we-should-colonise-other-planets-10058811.html. – становится сюжетообразующей.

Брин Терфель поясняет:“В нашем конкретном случае режиссер отправляет Фауста на Марс. Без обратного билета, так сказать. В этом и заключается его осуждение”.

Сам Берлиоз говорил, что Фауст так глубок и объемен, что охватить его сразу невозможно. Познакомившись с переводами Гете, он по горячим следам создал “Шесть сцен из Фауста”, которые впоследствии уничтожил. Лишь через 16 лет, в 1845 году, Берлиоз возвратился к этому материалу и взялся за сборку того, что он сам определил как “драматическая легенда”.

“Берлиоз никогда не собирался писать оперу от А до Я, он писал на тему Фауста, создавал отдельные произведения, – рассказывает Йонас Кауфман. – Потом они были как-то собраны воедино. Это очень сложная для постановки опера, но какой интенсивности музыка! При жизни Берлиоз был не очень успешным, а ведь каким талантом обладал. Мы сегодня это понимаем. Интересно, что он не играл на пианино, освоил лишь флейту и гитару. Для композитора это не самые простые вводные данные. И вот с учетом всего этого ему удалось сделать такую необычную, очень современно звучащую музыку”.

Если Фауст Гете в конце спасен, то берлиозовский герой не освобождается от власти Мефистофеля, а ввергается вместе с ним в преисподнюю.
“Я думаю, что да, правильно, Мефистофель должен устоять Мне нравится окончание оперы Берлиоза”, – комментирует Брин Терфель.

Берлиоз экстравагантно завершил свою оперу, отошел от гетевской версии: у него Фауст уезжает на коне вместе с Мефистофелем: они попадают в преисподнюю, где их встречают сатанинскими пениями.

Выбор редакции

Следующая статья
Интервью с Брином Терфелем и Йонасом Кауфманом

musica

Интервью с Брином Терфелем и Йонасом Кауфманом