Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Бедность - не порок, а...реальная перспектива


real economy

Бедность - не порок, а...реальная перспектива

Бедным может стать любой: по статистике, каждый четвертый житель Европы рискует, зачастую необратимо, снизить уровень жизни. Речь идет и о безработных, и о малооплачиваемых категориях. Тому, как противостоять эпидемии бедности в Старом Свете, посвящен очередной выпуск программы “Реальная экономика”.

122 миллиона европейцев, в основном женщины и дети – так выглядит армия наших малоимущих современников, тех, кто завтра или через год могут официально получить статус “бедняка”. Давайте разберемся, что именно мы подразумеваем под бедностью.

Группа риска: Хуан +Марианна

Почти миллиард человек в мире живут как Хуан. Зарабатывают меньше двух долларов в день, часто нерегулярно, а значит, реально рискуют уже завтра остаться без крова, еды, одежды, медицинских услуг. Такая жизненная ситуация называется на языке экономистов “абсолютной бедностью”.

Марианна, Луис и Франк зарабатывают меньше той суммы, которая необходима для подержания минимального качества жизни. Их ситуация описывается термином “относительная бедность”.

Марианна зарабатывает вполовину меньше среднестатистической зарплаты в своей стране. Луис справляется с обязательными платежами, но любая непредвиденная ситуация, требующая финансовых вложений, выбивает его из колеи. А Франк перебивается случайными заработками, то больше, то меньше, его жизнь стабильной не назовешь. Все герои, таким образом, балансируют на грани . Сегодня они могут себе позволить дешевое жилье, дешевые продукты и одежду. А завтра?

Неслучайно одна из задач, сформулированных европейскими лидерами к 2020 году – вывести как минимум 20 миллионов европейцев из зоны риска, то есть дать им возможность повысить доходы и качество жизни.

Бедные Лизы

Четверть женщин живущих в ЕС, входят в группу риска по материальному положению. Им грозит не только бедность, но и социальная изоляция.Причем чтасто по очень сходному сценарию.

Знакомьтесь: Доминик Пито. Она живет в пригороде Парижа, 18 лет отработала, в том числе и директором дома культуры, а потом потеряла место и не смогла найти нового. Женщина рассказывает: “После увольнения я четыре года жила на 500 евро в месяц, это пособие по безработице. У меня есть крыша над головой. За аренду 16-метровой квартирки я плачу в месяц 550 евро. Государство компенсирует мне из этой суммы 300. Ну вот, после внесения обязательных платежей мне оставалось на жизнь… порядка 1 евро в день”.

Доминик в конце концов нашла работу, она устроилась поваром в один из гастрономов для малоимущих. Сегодня ее доход – 800 евро, что на 20% ниже прожиточного минимума во Франции. В похожей ситуации в этой стране – более восьми миллионов человек, свыше половины – женщины. На национальном уровне это составляет 14 с лишним процентов всех француженок. На европейском уровне статистика шокирует – сорок пять миллионов женщин, которым угрожает бедность!

Валери Норманн, директора гастронома, куда устроилась Доминик, эти цифры не удивляют: “Через наши кассы за год прошла примерно тысяча человек, более половины – женщины. Пятая часть наших клиентов – работающие люди. Они получают так мало, что едва сводят концы с концами. На фоне кризиса им стало еще тяжелее. Отпала надежда хоть как-то улучшить свое существование”.

Франция – не исключение: по статистике, без малого 7% населения ЕС заработали за год меньше прожиточного минимума. Данные варьируются от страны к стране. Например, в Румынии черта бедности определена на уровне 103 евро ежемесячно, в Люксембурге это 1600 евро в месяц, в Италии – 786.

Но почти неизменными остаются расходы на социальную защиту. Только Франция тратит почти четверть своего ВВП на помощь бедным, а в среднем по ЕС – это 19,6%.

Бедность по наследству

Гость программы – Джана Хейнсворт, генеральный секретарь сети Eurochild, объединяющей организации и спонсоров, которые занимаются поддержкой детей и молодежи в Европе. По ее мнению, бедность начинается с дискриминации: “В Европе сегодня существует огромное гендерное неравенство. И речь идет не только о том, что женщинам сложнее найти место на рынке труда и зарабатывают они меньше. В обществе необходимо соблюдать принципы равных возможностей абсолютно во всем. Женщины по определению более уязвимы, им часто приходится с рождением детей прерывать работу. Они больше мужчин обременены домашними делами и заботами, и это тоже ограничивает их возможности в карьере.”

На решение этой проблемы европейские фонды тратят 20% бюджета. Почему так мало результатов?

Джана Хейнсворт: “Я думаю, на деле нам нужно гораздо больше, чем помощь из фондов. Речь идет скорее об изменении взглядов и подходов, приходится начинать почти с нуля. Конечно же, ЕС играет очень важную роль, причем не только с точки зрения финансирования, но и в плане внесения соответствующих изменений в законодательство.Замечу, что поправки не всегда играют на руку уязвимым слоям населения, есть, к примеру, антикризисные законы, предполагающие усиление экономии. Так вот, с ними бедным труднее. Точечная помощь бедным уже не является приоритетом. Если мы хотим обеспечить устойчивое развитие в долгосрочной перспективе, то надо позаботиться о равенстве между женщинами и мужчинами. В обществе существует миф о ленивых людей, которые не хотят работать. Это не так. Часто этим “ленивым” людям не удается удержаться на работе, потому что им приходится ухаживать за пожилыми родственниками, сидеть с детьми. Иногда им сложно добираться до работы и одновременно завозить детей в школу. И наше общество, наша жизнь, к сожалению, не поощряют людей долгое время оставаться на одной работе”.

Бедность тяжела для взрослых, но для детей она вдвойне тяжелее. Они становятся заложниками в ситуациях, когда их родители не могут найти работу, а власти не оказывают помощь. Наблюдатели говорят и о наследственном характере нищеты: бедным родителям будет трудно дать детям старт для лучшей жизни, и велика вероятность того, что младшие просто повторят сценарий старших.

В Болгарии неправительственная организация ассоциации SAPI из “Национальной сети помощи” детям пытается прервать этот порочный круг.

Работы у волонтеров – непочатый край. Сегодня половина детей Болгарии живет на грани бедности, рост малоимущих непрерывно фиксируется с 2008 года. Духомир Минев, профессор социологии и экономики, директор болгарского отделения “Европейской сети против бедности” в Болгарии, комментирует: “Я бы назвал две причины бедности детей. Во-первых, трудности в семье. А во-вторых, дисфункция общества, слабость социальной системы. Для начала нужно предотвратить дальнейшее усугубление финансовых проблем родителей”.

В Европе более четверти детей подвергаются риску обнищания и социальной изоляции. Речь идет о 26 миллионах детей! Может ли Старый Свет позволить себе потерять целое поколение?

Дана Колева, директор отдела стратегии Национальной сети помощи детям Болгарии: “Европа действительно теряет граждан, которые могут внести свой вклад в экономику. Проблема бедных – еще и в наследственности, бедность “переходит“от старших к младшим. Сегодня мы видим, что ситуация в Европе ухудшается. Пора принимать действенные меры, утверждать проекты, находить финансирование”.

С ней согласна и Джана Хейнсворт: “Речь идет о срочной необходимости инвестирования. Результаты от вложенных средств мы увидим лишь через двадцать лет. Мы знаем, что политиков выбирают только на пять лет. А цикл требует долгосрочного видения. Если мы сейчас не найдем средства, то последствия будут ощутимы не только в этом, но и в последующих поколениях “.

Европейский социальный фонд (Евросоюз) обещает 25 миллиардов евро в рамках программы выполнения целей двадцатилетия. Эти деньги, считают эксперты, могут улучшить на дистанции в несколько лет жизнь немалого числа европейских семей.

Теневая экономика в ЕС: как вывести работников на свет?

real economy

Теневая экономика в ЕС: как вывести работников на свет?